все о орехах

Один эхо москвы орех


Собянин — мой президент? — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 28.04.2020

Людмила Александровна Путина вспоминала, что когда они только начинали встречаться с Володей, он постоянно опаздывал на свидания. Иногда на полтора часа. Тогда ни мобильных не было, ни вацапов — стоишь и ждешь незнамо чего. Придет — не придет… Какой-то самобытный то ли депутат, то ли министр, то ли Песков — не помню — сказал однажды, что теперь «президент женат на России».

Пришла очередь России часами ждать появления на экране своего суженого. Придет — не придет. А если придет, то разрешит нам из дома погулять выйти или распорядится дальше сидеть? Когда ожидание пошло на третий час, когда число ждущих трансляции стало падать десятками тысяч, а внутри ютуба пошла борьба с тоннами дизлайков, вышел указ мэра Собянина о продлении самоизоляции. Очень похожий на настоящий.

На этом можно было лавочку и закрывать. Потому что вряд ли такой указ мог выйти без согласия Путина, а если без его согласия такие указы уже начали выходить, то тем более нет разницы, что он нам скажет.

С момента введения квази-карантина с каждым днём лично у меня только укрепляется ощущение, что наш президент превратился в королеву, которая царствует, но не правит. Что наша жизнь зависит в первую очередь от того, что решит мэр моего города, а не этот симпатичный моложавый мужчина из Ново-Огарева.
Так что моим президентом по факту стал Собянин. От него зависит моя жизнь, благополучие и просто распорядок дня. Без собянинскогого разрешения я мусор на помойку вынести не могу.

Путин всё-таки возник на экране. И собственно что? Рассказал про успехи, про потенциал, который надо мобилизовать, про любой сценарий, к которому мы должны быть готовы. Всё должно быть отлажено, всё мобилизовано, поздравил врачей скорой помощи — и установил для скорой помощи праздник! Ведь именно этих слов мы все ждали!

Еще были предостережения, сдвинутые брови и сообщение, что нам удалось затормозить заразу. Здесь отлично зашла бы фраза что «времени на раскачку нет», но она почему-то не прозвучала. Конечно, он вспомнил зарубежный опыт.

В общем, тонны пустых и порожних слов, которые президент мог бы сказать и вчера и завтра. Которые вместо Путина мог произнести вообще кто угодно. А что до конца майский карантин не снимут было ясно и так. Как и то, что после праздников так или иначе ограничения начнут снимать — иначе народ озвереет и обнищает.

Но куда важнее лично для меня, как жителя Москвы — куда интереснее! — что будет с цифровым пропуском, который придумал мой мэр и не придут ли липовые штрафы за проезд на машине и в метро.

Telegram Ореха очень зол!

echo.msk.ru

Кто я? Кто мы? — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 01.01.2020

Новогоднее обращение Президента к стране – своеобразная вещь. С одной стороны его смотрят практически все. Как иначе – ведь до Нового года считанные минуты. Любишь ты этого человека или не любишь, но традиция включить телевизор, налить шампанского и ждать полуночи соблюдается почти в каждом доме.

С другой стороны, мы ведь почти не слушаем, что он говорит. Суетимся, наливаем, накладываем, провожаем уходящий год. А про содержание послания, если оно нам вообще интересно, узнаем на следующий день. Хотя какое вообще в нем может быть содержание? Уходящий год был непростым – но мы молодцы, потому что мы старались. Следующий год будет нелегким, но мы постараемся и снова будем молодцы. Пожелания здоровья, мира и добра. Чтить старость и заботиться о детях.

Слова правильные, простые — и банальные, как примерно все наши тосты, которые мы и сами произносим в Новый год. Никто же не пожелает плохого! А красиво говорить умеют не все. Эмоции важнее. Поэтому я посмотрел сейчас снова выступление Путина и первый раз посмотрел выступление Зеленского. И попытался смотреть их именно с точки зрения эмоций. Сравнивать эти два выступления просто невозможно! С нашего экрана говорил человек, который как раз 31 декабря отметил ровно 20 лет у власти. Человек не молодой, человек, который мало того, что из прошлого, но уходящий с каждым годом в это прошлое всё глубже и даже перед наступающим годом это прошлое вспоминавший. К тому же Путин – лидер страны, которая считает себя супервеликой и на меньшее не согласна. Поэтому обращение должно быть торжественным, без шуточек и иронии: серьезный лидер серьезной страны.

Мы к этому привыкли и другого даже не ждем. Поэтому выступление Зеленского смотрится просто невероятно. Будет время – посмотрите обязательно! Понятно, что Зеленский просто моложе Путина, он ему в сыновья годится. Понятно, что Зеленский обращается к стране первый раз, а не стопятидесятый. Понятно, что Зеленский артист и это не вполне обращение, а настоящее кино. Но и Путин, кстати, своеобразного артистизма и обаяния не лишен.

Другое дело, что его обращение – это обращение президента к народу. Президент – отдельно, народ – отдельно. И весь образ Путина построен на этом. Он царь, он благодетель, он почти Господь бог. А образ Зеленского другой. Я – такой же парень, как вы, просто судьба забросила меня в президенты. Даже художественно это решено так, что в кадре не только президент Украины, с экрана страну поздравляют десятки артистов, спортсменов и прочих известных в стране людей. Из всех городов, на всех языках.

И между прочим, Зеленский формулирует то, что так и не удалось сформулировать Путину за 20 лет – национальную идею. Которая для Украины состоит в единстве. Потому что для Украины – это проблема. С ее Западом и Востоком, русским языком и украинским, с миллионами уехавших на заработки по всему свету. Конечно, задача просто объединиться не похожа на задачу сверхдержавы, вроде нас. Но у нас-то какая задача при этом стоит. «Кто я? Кто мы?», — спрашивает Зеленский. А мы с вами знаем ответы на эти вопросы? И разве мы можем сказать о себе, что мы едины?

echo.msk.ru

Когда Путин — это только портрет на стене

Федеральная власть фактически бросила регионы, сказав им «выкручивайтесь сами, кто как сможет». Люди будут сидеть дома и будут готовы потерпеть, но они должны быть уверены, что им обязательно помогут, что примут настоящие меры…

Это было лишь вопросом времени. Люди не могли просто сидеть дома, без работы, многие уже без денег и ждать неизвестно чего. На юге народ горячий – первыми вышли там. Ситуация такая, что все одновременно и правы и не правы. К сожалению, нигде в мире не придумали никакого другого средства борьбы с коронавирусом, кроме максимального сидения дома. Ни в авторитарной России, ни в демократической Америке, где, кстати, тоже митингуют против карантина. Для подавляющего большинства КОВИД – это страшная, но все-таки сказка из телевизора и интернета.

Опасность не осязаема, вируса трудно бояться, как обычно боятся люди пожара, наводнения или теракта – в Осетии хорошо знают, как это может быть. А вот потеря работы и средств к существованию – это то, что уже коснулось непосредственно миллионов людей. И Северная Осетия далеко не самый зажиточный регион, лишних денег и запасов валюты там нет. Люди, с одной стороны понимают, что фактически в разгаре мировая война. А с другой стороны, они чувствуют, что уже стали ее жертвами и гибнут совсем не от того, чем их пугают. Что делать в такой ситуации властям? Отменить карантин нельзя. Нельзя махнуть на всё и сказать: да хрен с ним, однова живем, начинайте с понедельника работать как работали и жить как жили. В той же Осетии я не думаю, что какая-то супермедицина, и когда в больницы повезут сотни больных, это закончится сотнями трупов. Но власти могут сделать другое. Могут и обязаны. Хорошо, что Вячеслав Битаров вышел к людям, а не спрятался, как сделало бы 99 процентов начальников. Но плохо, что людей начинают винтить, как бунтовщиков.

Власти должны максимально подробно объяснять каждый свой шаг и обосновывать каждую меру. Ситуация нестандартная, решения могут меняться, могут быть ошибки – это всё понятно. Но вы всё равно должны каждый раз говорить и объяснять. В чем ошиблись и почему какие-то новые меры могут противоречить прежним. Федеральная власть фактически бросила регионы, сказав им «выкручивайтесь сами, кто как сможет». Значит, начальство в каждом регионе теперь и есть настоящая власть, а Путин – это только портрет на стене. Поэтому у людей не должно быть чувства, что это им плохо, это они оказались в заднице, а начальство всё равно в шоколаде и крем-брюле. Проблема в том, что у начальства такого навыка общения с людьми нет. Оно привыкло считать граждан населением, и общаться с населением с помощью отрывистых команд и системы запретов и ограничений. Люди будут сидеть дома и будут готовы потерпеть – чего-чего, а запас терпения в нашем народе колоссальный. Но люди в своем терпении должны быть уверены, что им обязательно помогут, что примут настоящие меры, а не теперешние полудекоративные. И что с ними хотя бы будут говорить и просто объяснять, что происходит. Разве они слишком многого хотят?

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА СИДИТ ДОМА И НЕ МОЛЧИТ

echo.msk.ru

Фальсификаторы истории — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 24.04.2020

Такое впечатление, что в Администрации президента, а может быть и сам президент, наконец, посмотрели фильм Юрия Дудя про Беслан. Фильм в Администрации, а может быть, и самому Президенту понравился. Понравился до такой степени, что они решили заняться тем, за что обычному гражданину грозит наказание за фальсификацию истории. Сначала фальсификацией истории занялся парламент, потом под фальсификацией истории поставил подпись президент. Отныне день памяти жертв террора, день Беслана, станет у нас днем окончания Второй мировой войны.

Наверняка с каким-нибудь салютом и фуршетом. А с учетом коронавируса, 3 сентября этого года – отличный повод провести заодно и парад с маршем Бессмертного полка. Ведь не только Победе над фашистами 75 лет исполнится, но и Победе над японцами тоже исполнится 75! Парад, салют и пляски в день памяти жертв Беслана и других терактов – это великолепно. Можно и выходной объявить впредь. Или, на крайний случай, сделать просто нерабочим днем – по теперешней моде.

Конечно, прямо совсем уж на пустом месте переписыванием истории президент с депутатами заняться не могли. Они вспомнили про сталинскую медаль «За победу над Японией», где выбито 3 сентября и про то, что 3 сентября 1945 года в стране был праздник. Хотя понятно, почему так вышло. 2 сентября японцы капитулировали, и логично, что праздновать начали на завтра – день в день выходной не объявишь. Но ссылаться на сталинский опыт вообще странно. Потому что при Сталине и 9 Мая перестало быть праздником – никаких особенных торжеств в этот день на протяжении многих лет не было. Еще более странно сейчас ссылаться на Китай, который празднует 3 сентября. Причем здесь вообще Китай? А британцы победу над Японией отмечают 15 августа – давайте туда еще передвинем.

Это типичное жульничество. Когда им выгодно, они готовы приплести что угодно – китайский опыт, западный опыт, сталинский опыт, откопать какие-то летописи, которых никто в глаза не видел или просто взять что-то от балды. Когда надо было заменить 7 ноября чем-то другим и впихнуть на привычные даты новый праздник, придумали 4 ноября отмечать победу над поляками, которая к 4 ноября никакого отношения, по сути, не имела.

Так и теперь. Нет никаких исторических оснований что-то праздновать 3 сентября. Но есть повод забыть о тех реальных событиях, которые в этот день происходили. И не 75 лет назад, а при этой власти. Которая в Беслане потерпела тяжелейшее моральное поражение и всеми силами хочет заставить нас о нем забыть.

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА

echo.msk.ru

Аусвайс и но пасаран — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 21.04.2020

Я вот этот текст сейчас допишу, прочитаю, запишу, отправлю с удалёнки в редакцию и дальше мне надо будет выйти из дома. Не по городу шляться, а по неотложному делу, которое полностью удовлетворяет всем ограничениям моей родной столичной мэрии. Я запасся всеми бумажками, какие только есть. Внес номера паспорта, машины, карты «Тройка». Не придерешься! К тому же я журналист, а это значит, что я не только не потерял работу в эти стрёмные дни, но даже получил некоторые привилегии. И всё равно мне страшно. Мало ли что! А вдруг?! Остановит меня полиция, докопается даже не знаю до чего, оштрафует даже не понятно за что. Может такое быть? Конечно – неужели мало было за эти дни примеров. А с 22 апреля, в честь обострения коронавируса, 150-летия со дня Рождения Ленина и несостоявшегося голосования за Обнуление в столице еще больше ужесточат режим с применением всей возможной цифровизации в сочетании с фельдфебельским рвением конкретных исполнителей.

Москва – не только столица, Москва — центр эпидемии, центр принятия решений и пример для всей остальной страны. Цифровые пропуска и прочие причиндалы собираются, как я понимаю, ввести практически повсеместно, где их еще не ввели. Меры становятся всё жестче, кольцо ограничений сжимается всё туже, беспокойство обывателей всё сильнее. Почему так? Покопавшись в собственных страхах, я сформулировал их просто. Я верю, что персонально мои московские власти хотят как лучше. Да, я лично в это верю. Но при этом сомневаюсь, что они точно знают, как лучше. Потому что власть у нас живет в простом бытовом смысле отдельно от народа. Она придумывает вещи, которыми реально сама не будет пользоваться. Для нее это больше теория, а для нас практика. Отсюда куча ошибок, нестыковок и необходимость получать от граждан бесконечные насмешки и тумаки.

Во-вторых, на улице меня если что остановит не добрый мэр Собянин, а круглолицый сержант, у которого есть приказ и который даже сам не понимает, для чего этот приказ нужен. Вспомните давку в метро недельной давности – это самый яркий пример. В-третьих, я доверяю сейчас властям все больше сведений о себе и вынужден подчиниться тому, что за мной установлено тотальное наблюдение. Допустим, это поможет в борьбе с КОВИДом. Но я не верю, что после победы над вирусом у властей не возникнет желания продолжать следить за мной и контролировать каждый шаг. Что эти базы не попадут в руки мошенников и прочих жуликов, что они достаточно защищены от хакеров. Эти страхи реальнее, чем страх перед болезнью! И наконец, я не уверен до конца, что все ограничения абсолютно законны и все штрафы обоснованы. И когда я читаю, что за проезд на машине без пропуска человек якобы должен будет заплатить за каждую камеру, которая попалась ему на пути, я понимаю, что это многократное наказание за один проступок в первую очередь направлено на пополнение казны и в последнюю очередь на борьбу с эпидемией. Вот видите, сколько у меня страхов. А у вас разве меньше? Но я сомневаюсь, что вирус можно победить опираясь на страх перед наказанием. Нужно еще и доверие. Напугать нас уже почти получилось. Заслужить доверие – пока нет.

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА НЕ ПОД КОЛПАКОМ

echo.msk.ru


Смотрите также