все о орехах

Эхо москвы орех антон


Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 10.03.2020

Наверное, это и называется уверенностью в завтрашнем дне. Уверенность – это не обязательно светлое чувство. Заключенный в камере тоже уверен в завтрашнем дне. Откроется окошко, в окошко поставят миску с баландой, а потом выведут на полчаса прогуляться под небом в клеточку. И завтра и послезавтра будет то же самое. Мы были уверены, что анатомический цирк с поправками нужен лишь для того, чтобы как-то оставить навечно у власти Путина. Они вели себя как жулики, которые точно знают, что сейчас что-то сопрут, но все-таки пытаются состроить добрые физиономии. Я не знаю, зачем были эти кульбиты с досрочными выборами. Было только немного забавно смотреть на лица синильных персонажей, которые сперва дружно аплодировали, когда это предлагали, а потом похлопали, когда Путин это отверг.

Я не знаю, зачем это было — и мне абсолютно это всё равно. Зато я могу себе представить, что теперь будет дальше.

Теперь я уверен в завтрашнем и послезавтрашнем дне. Я точно знаю, что лучше в моей стране уже не будет. В моей стране теперь может быть только хуже и весь вопрос в том, насколько и как скоро эту хуже наступит. Через несколько лет мы получим ситуацию, когда страной будет править плохо соображающий старик, за спиной которого Россию станут рвать на куски его приближенные. Для страны это – абсолютный кошмар. Либо дело завершится бунтом или переворотом. Лимит на революции исчерпан, говорит Путин? Он только что дал старт будущей революции!

Очевидно, что все более или менее молодые, талантливые и дееспособные ребята уже не будут связывать будущее со своей родиной, потому что этого будущего у родины просто не увидят. Умные уедут, дегенераты расплодятся. Власть продолжит борьбу с последствиями 90-х, преодолевать которые можно еще хоть сто лет. Власть продолжит праздновать победу над фашизмом, которую тоже можно отмечать до столетия точно. Победу, которую одержали не мы, а поколение, из которого в живых остались единицы. Победу, которая символизирует лишь то, что мы с тех пор ничего больше не достигли и способны жить только прошлым. Годы спустя мы всё так же будем целиком зависеть от цены на нефть и мечтать о том, чтобы нагадить Америке. Не чтобы сделать что-то хорошее для себя, а чтобы сделать какую-то пакость для других.

Мы еще сто раз услышим, что «времени на раскачку нет», стопятьсот раз услышим, что нам нужна стабильность и что коней на переправе не меняют. Нынче Путин не себе полномочия продлил, а приговор стране вынес. А дальше, каждый должен сделать выбор для себя сам, как ему жить. Смириться с тем, что в России столетиями так и было? Утешать себя тем, что наши деды всю жизнь прожили при большевиках и всё равно им есть чем гордиться? Бежать, куда глаза глядят, чтобы спокойно провести остаток жизни на теплом острове или высоко в горах? Или попытаться понять, что наша страна такая лишь потому, что мы позволяем власти делать ее такой.

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА МЕНЯЕТСЯ И НЕ ОБНУЛЯЕТСЯ

echo.msk.ru

Фанатики против сумасшедших — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 08.01.2020

Мне было бы намного спокойнее сегодня, если бы я точно знал, что в конфликте США с Ираном есть сегодня правая сторона и неправая. Что вот здесь добро, а вот здесь зло. Даже когда Америка и Россия порознь, но все-таки бьют по террористам запрещенного у нас ИГИЛ* (запрещено в РФ), я понимаю, что ИГИЛ* (запрещено в РФ) – это стопроцентное зло. И что Америка и Россия всяко лучше исламских террористов.

А за кого «болеть» в конфликте Штатов с Ираном? Понятно, что в душе лично мне ближе Америка, а Кремлю, наверное, ближе Иран, но сейчас дело складывается так, что фанатики сцепились с сумасшедшими. Иран далек от идей гуманизма, не в ладах с гражданскими правами и свободой, а ядерное оружие в руках такого режима – это сюжет для фильма про Крепкого Орешка или супергероев Марвел, которые должны спасти мир от гибели.

С другой стороны, президент Трамп управляет американской военной мощью, как ковбой из вестерна. Главное первым достать пушку и стрелять, не дожидаясь, пока противник выстрелил в тебя. Мировая политика зависит от утреннего настроения мужчины, который всю свою карьеру построил на том, что жал на газ и не нажимал на тормоз. Который на старости лет переселился в твиттер и оттуда правит миром.

Для Ирана значение человеческих потерь пренебрежимо мало. Вон даже давеча на похоронах генерала Сулеймани подавили сколько людей, но со стороны кажется, что ребята просто встали, отряхнулись и пошли дальше. Однако и Трамп не похож на человека, который остановится только из соображений здравого смысла. Уже не важно, кто первый начал. Главное, что каждый считает, что обязан нанести в ответ новый удар. Кто остановится – тот трус. Правда, в Америке все-таки точно существуют институты сдерживания президентского самодурства, а какие сдержки и противовесы сработают в Иране, я честно сказать, не представляю. Фарш назад уже не провернешь, но, конечно, Трамп допустил ошибку с уничтожением Сулеймани. Америка от этого не получила на данный момент ровно никаких выгод.

Даже с тактической точки зрения, это было просто уничтожением символа, но не более. Зато теперь мы сидим и вдогонку уходящим новогодним праздникам всерьез размышляем о том, что на рассвете начнется Третья Мировая и на работу можно будет уже не торопиться.

echo.msk.ru

Спасибо деду за обеды — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 05.03.2020

Я слыхал, что в Конституцию собираются вписать горячие обеды для детей. Я даже слыхал, что теперь это называется «Спасибо деду за обеды». Я слыхал, что в Конституцию шутники и МЕМ-уаристы предлагали включить незыблемый рецепт салата оливье и селедки под шубой. Но все-таки до сих пор Конституцию не сравнивали с меню в столовой.

Элла Памфилова сравнила голосование за поправки с комплексным обедом. Возможно, эту цитату у нее выхватили как раз в обеденный перерыв. Или в момент, когда как у Вини Пуха, «завтрак уже закончился, а обед еще не думал начинаться». А может, сказалась близость 8 Марта, когда нас ждут очередные застолья. Но аллюзии Эллы Александровны показались мне спорными.

С комплексным обедом вопросов как раз нет. Действительно: если мне не нравится винегрет, я не откажусь от всего обеда. Я просто возьму, чего дают — «борщ и котлеты будут при мне», а винегрет, видимо, пойдет в помойку или на корм столовским котам. В связи с этой аллегорией у меня к Элле Александровне есть несколько уточняющих замечаний и вопросов.

Если я могу отказаться от винегрета в комплексном обеде, означает ли это, что после принятия всех поправок скопом, я сам для себя смогу решать, какие параграфы Конституции исполнять, а какие игнорировать? Я не люблю винегрет, я ем борщ и котлеты. И мне за это ничего не будет: не хочу — не ем! Могу ли я в суде или в каком-то еще важном органе заявить, что поскольку часть Конституции для меня несъедобна, то и выполнять я ее не обязан? Ну, как, Элла Александровна? Рискнем?

История про выброшенный винегрет наводит и на другую мысль. Что среди поправок есть хорошие, полезные, а есть вот такой вот «винегрет», который в горло не лезет. Но с этой ахинеей я должен смириться, потому что обед мне предлагают комплексный. Как говорили в одном из моих любимых фильмов: «тефтель с рисом, котлета с картошкой — менять нельзя».

В обычной жизни я, в конце концов, могу вообще никакой комплексный обед не брать. Могу пирожком перекусить, могу в кафе зайти, в макдональдс условный. А здесь у меня нет выбора. Я не могу сказать, что если мне не нравится эта Конституция, то я буду уважать какую-то другую. Другой Конституции в стране быть не может.

Но я могу подкинуть Памфиловой иное объяснение — не такое вкусное, как комплексный обед, но гораздо более правдоподобное. Сейчас, как я понял, в Конституцию предложили 364 поправки. Это и есть настоящий винегрет. Поправок столько, что по отдельности их пришлось бы голосовать несколько дней — за одно 22 апреля никак не управиться. Тогда уж действительно проще запихнуть в себя всё сразу и не забивать башку вопросами.

Главное только не всухомятку поправочки кушать, запивать чем-то, чтоб не подавиться. Лучше всего запивать водочкой. Потому что без пол-литра с этим комплексным обедом не совладать.

Комплексный Telegram Ореха

echo.msk.ru

Антон Орехъ — Сотрудники — Эхо Москвы, 27.05.2000

В гостях программы Сотрудники — Антон Орех, Ирина Меркулова.

Ведущий программы Сергей Бунтман.

С. БУНТМАН — Добрый день! Послушаем досье на наших гостей. Итак, характеристика на сотрудников Эха Москвы Ореха Антона Андреевича и Меркулову Ирину Юрьевну. Оперативные данные подтверждают, что их клички Малыш и Новый голосок соответственно. Несмотря на некоторые схожесть характеров и несхожесть в росте, имеют общие составляющие: совместную конспиративную квартиру и общее место работы — радиостанцию Эхо Москвы. Спецподготовку прошли, как и все сотрудники, довольно успешно, окончив детсад, школу, получив высшее образование. Причем агент Малыш прошел изначально курс молодого радиобойца в детсаду Солнышко, продолжив в МГУ им. Ломоносова, а агент Новый голосок отлично владеет иностранными языками и пела в хоре. На Эхо были завербованы сложившейся ситуацией и подставным лицом — агентом Пацификом, он же Андрей Егоршев. О связях, порочащих Малышаи Новый голосок ничего не известно. В свободное от работы время любят записывать программы Табель о рангах и Иное, осваивать вождение транспортных средств, совершенствоваться в английском языке. Увлекаются хорошо приготовленной едой. Агент Новый голосок к спиртному более чем равнодушна, в компаниях незаметно выливает водку под стол. Для оперативной связи эти агенты держат волнистого попугайчика по кличке Варя. Ну вот, теперь все известно! Здравствуйте!

А. ОРЕХ — Добрый день.

И. МЕРКУЛОВА — Здравствуйте!

С. БУНТМАН — Все прогрессивное и регрессивное население всю неделю задает вопросы — а что эти люди делают в этой программе вместе?

А. ОРЕХ — Ну, Венедиктов предложил, что вот он так сказал, и все.

И. МЕРКУЛОВА — Волевое решение главного редактора.

С. БУНТМАН — У меня был вариант — шел я по коридору, сначала поймал Иру Меркулову, а потом Антона Ореха. Так и пошли в эфир. Ну, скажем правду?

А. ОРЕХ — Да. С 17 сентября прошлого года мы действительно проживаем в одной конспиративной квартире, состоя в законном браке.

С. БУНТМАН — Ага, а то я уже подумал, что кого-то из вас просто уплотнили.

А. ОРЕХ — Ну, в некотором смысле уплотнили меня, путем подселения «Нового голоска», на площадь «Малыша».

С. БУНТМАН — А что, действительно все связано через агента Пацифика?

И. МЕРКУЛОВА — Ну, это у меня, наверное. Там, вообще, такая запутанная история. Меня привел даже на сам Пацифик, а один его знакомый. Все получилось очень случайно. У меня как раз была летняя сессия, я закончила педагогический институт им. Крупской, факультет иностранных языков. Это было на 1 курсе. В общем, меня привели на Эхо, я попала в объятия Сергея Сергеевича Фонтона. Он произвел на меня неизгладимое впечатление, и вот я здесь до сих пор.

С. БУНТМАН — И ты сразу попала в информацию?

И. МЕРКУЛОВА — Дело в том, что нужен был человек с языками. тогда у нас еще была международная информация отдельно. Меня вводила в курс дела Таня Пелипейко, ее я считаю своим учителем. Мое первое посещение Эха я очень хорошо помню, помню вас, Сергей Александрович, помню Алексея Алексеевича и Сергея Львовича. Фонтон сказал — ну, замечательно, приходи завтра. Я пришла завтра, это был четверг — это очень важно, потому что в четверг эфир вел Венедиктов. И меня выпустили в эфир. Мне велели отобрать сообщения из тассовской сводки. Я в полном ужасе спустилась в нашу подземную студию, которая была там, на Никольской.

А. ОРЕХ — С видом на помойку.

И. МЕРКУЛОВА — И Венедиктов сказал, что сегодня, собственно, премьера песни — новый голосок на Эхе. И я вышла в эфир на второй день и вот до сих пор.

С. БУНТМАН — А ты пришел с господином Границиным, насколько я помню?

А. ОРЕХ — Я, можно сказать, пришел по блату через него. У нас была идея передачи, и мы с ней тыркались безуспешно в разные места. Но Шура, он такой человек, который пробьется. И тут он тоже кому-то что-то, видимо, Жене Любимову. И тоже быстро, где-то через неделю мы с Крестовиной оказались в эфире.

С. БУНТМАН — Это была спортивная футбольная программа.

А. ОРЕХ — И мы начали с того, что у нас в первом же эфире были Абдулов и Франко Неро — он снимался на Мосфильме в это время. Мы их где-то отловили. А там был чемпионат любительских команд среди театров по футболу. Ну, вот так вот.

С. БУНТМАН — У вас еще игра была: Те, кто ездеют на дачу, любят поплавок удачи!

А. ОРЕХ — Да, мы разыгрывали пиво, народ звонил, стрелял, попадал. Это был просто Морской бой.

С. БУНТМАН — Жалко, что вы не зарегистрировали тогда ноу хау, потому что сейчас на какой-то станции есть Морской бой.

А. ОРЕХ — Там он другой, а насчет «не зарегистрировали» — зарегистрировали! Я бы сам не догадался, Границин догадался. Я не знаю, в какие правовые отношения мы можем вступить с организацией, которая тоже играет в Морской бой, честно говоря, не думал над этим вопросом.

С. БУНТМАН — Ты стал заниматься спортивными передачами и не только. Честно скажу, что Антону Ореху становится периодически тесно в рамках спортивных программ.

А. ОРЕХ — Ну, тесновато. В общем-то, я считаю себя таким спортивным обозревателем. Но на мой взгляд, лучшие мои произведения все-таки не о спорте.

И. МЕРКУЛОВА -Я согласна с Осиным, который как-то сказал, что Орех — это философ. Я считаю, что это действительно так и есть. Может быть, не столько информация, сколько какие-то мысли.

А. ОРЕХ — Отбиться от спортивных передач мне, несмотря на жгучее стремление, не удается пока.

С. БУНТМАН — А никто тебе и не позволит отбиться от спортивных передач! Это я заявляю публично!

А. ОРЕХ — Вот и приходится в свободное от работы время еще что-то делать. И даже о своем любимом виде спорта я в своих передачах не рассказываю. Самый мой любимый вид спорта, в который бы я хотел играть, если бы у меня были данные, это баскетбол.

С. БУНТМАН — Ну, данные кое-какие есть. Кстати, тут уже масса вопросов о всяких данных: рост, вес, вкус.

А. ОРЕХ — Размер ноги…

И. МЕРКУЛОВА — Давайте я расскажу про Ореха, тем более, что он сам не знает. В общем, высокий мужчина, где-то в районе 2 метров.

А. ОРЕХ — Последний раз измерялся мой рост при поступлении в ВУЗ, т.е.11 лет назад, тогда было больше 1,9 метра, но не радикально. Может быть, с тех пор я подрос на 2 -3 см. Вес переменчив — как потопаешь, так и полопаешь. А потом весы покажут. Ну, что-то тоже в районе 90 кг. Размер ноги — 46,5 — 47. Всегда бывают проблемы с обувью. Говоря о гороскопах, что любит наша публика — телец, 14 мая, год крысы. Ирина Меркулова — 15 октября, весы, собака.

С. БУНТМАН — Мне тут прислали на пейджер вопрос: Я опоздала. Почему они тут вместе? — они пошли специально в некое заведение, которое называется ЗАГС.

А. ОРЕХ — И сделали запись.

И. МЕРКУЛОВА — Для того, чтобы иметь возможность появиться здесь вместе.

С. БУНТМАН — Правда ли, что Ирина — самый молодой информационник на Эхе?

И. МЕРКУЛОВА — Я не понимаю этого. У нас все молодые, во-первых, а если рассматривать с точки зрения опыта, то отнюдь нет!

С. БУНТМАН — Одна из самых древних, если рассматривать с точки зрения опыта. Расскажите, кто у вас родители?

А. ОРЕХ — Родители у нас хорошие люди.

И. МЕРКУЛОВА — Очень хорошие!

С. БУНТМАН — Тут говорят, что слышали, что у Антона отец — генерал службы внешней разведки.

А. ОРЕХ — В некотором смысле и так можно сказать. Но не генерал службы внешней разведки. Но генерал точно.

С. БУНТМАН — Желаю Ирине сохранить свой индивидуальный почерк. А как может быть у информационника свой индивидуальный почерк?

И. МЕРКУЛОВА — Мне сложно сказать. Мне просто нравится то, что я делаю. Так получается. Ну, наверное, я отличаюсь от других.

С. БУНТМАН — Ты что-нибудь стараешься привносить в новость, когда читаешь?

И. МЕРКУЛОВА — Иногда новость уж очень безрадостная, и хочется сообщить что-то, чтобы разбавить это, чтобы не было такой безнадежности. Только это. Я стараюсь избавляться от комментариев, упаси бог! Для этого есть Черкизов, Орех, другие комментаторы. Моя задача — сообщать и информировать, по мере возможности, объективно. Стараемся непроверенную информацию не давать. Должно быть, как минимум, 2 независимых источника. Этого правила мы придерживаемся изначально.

С. БУНТМАН — Годами идет полемика про твою скорость, Ира. Одни говорят : «Говорит слишком быстро», а другие — что на одно э-э-э.. известного журналиста приходится 10 слов, имеющих смысл. Это тебе мешает? Или это невольно? Или это — осознанный темп?

И. МЕРКУЛОВА — Сейчас я стала говорить гораздо медленнее, по-моему, это признали все. И даже были сообщения на пейджер — скажите спасибо Корзуну, что Ирина Меркулова наконец-то перестала барабанить. Я сама это видела! А во-вторых, по-моему, с дикцией все в порядке, слова произношу членораздельно. Я не могу сказать, что говорю очень быстро, но, во всяком случае, сейчас гораздо медленнее.

С. БУНТМАН — А вообще по-русски, членораздельно, со смыслом можно говорить в любом разумном темпе, я так скажу.

А. ОРЕХ — А потом, чем быстрее говоришь, тем больше можно сказать в отведенное время.

С. БУНТМАН — Спрашивают, почему Орехъ пишется с твердым знаком?

А. ОРЕХ — В паспорте так. В заграничном, конечно, без него. Нет в тех странах твердого знака!

С. БУНТМАН — А потом странно, если бы было с мягким знаком! Все нормально. Очень любят Табель о рангах. Как она родилась?

А. ОРЕХ — Сначала она была исключительно спортивная. Она есть и сейчас, только больше и идет по понедельникам. А потом наш главный придумщик — Алексей Алексеевич, без него не обошлось, он и сказал : «Давай, делай то же самое про политику».

И. МЕРКУЛОВА — По-моему, это гениальная вещь!

С. БУНТМАН — Мне тоже нравится.

А. ОРЕХ — Я так скажу. До самого недавнего времени я хотел избавиться от производства данной передачи — я не представлял, как это делать. Первые 2 раза я попробовал серьезно рассказать какой плохой президент Ельцин и долой Америку. Кому это надо все — рассказывать, что происходит в стране, чем занимается парламент? Поэтому я решил рассказывать немного с другой стороны.

С. БУНТМАН — Да, это все вы можете послушать, например, завтра в 18:15 в программе Прямая речь. Тут говорят, что прослушали, какое у вас образование.

А. ОРЕХ — Высшее.

С. БУНТМАН — Да, иностранные языки Педагогического института и журфак.

А. ОРЕХ — Я вообще один из немногих людей здесь, которые работают здесь по профессии. Я могу нас всех, профессионалов, перечислить: Орех, Катя Митькина и Катя Маловичко, Татьяна Невская, по-моему, и еще Люся Грин и Юля Березовская. По-моему, это все.

С. БУНТМАН — Скажите, если честно, а журналистское специальное образование, оно нужно или нет, чтобы работать на радио, например?

А. ОРЕХ — Как человек, получивший его, скажу — по-моему, вы и без этого прекрасно со всем справляетесь. Я воспринял учебу на журфаке как замечательную возможность неплохо провести время в течение 5 лет с замечательными людьми. Я могу, включив телевизор, любой канал, в основном, конечно, НТВ, увидеть там знакомые лица. Наш курс был очень сильный — набор 1989 года. А с точки зрения специального образования — не знаю. Либо человек умеет писать, рассказывать, снимать, либо нет. Как я подозреваю, хотя и не учился в Литературном институте, что там занимаются таким же чем-то. Если у человека нет таланта, он ничего не сделает.

С. БУНТМАН — А профессиональные навыки как приобретать тогда?

И. МЕРКУЛОВА — Практика, только практика, как и в любом деле.

С. БУНТМАН — Вопрос поразительный: А какой орех — фундук, кедровый?

А. ОРЕХ — Первый раз я эту шутку услышал, наверное, дня через 3, как начал здесь работать.

С. БУНТМАН — По-моему, грецкий все-таки!

А. ОРЕХ — Если учесть, что Грецкий является одним из кумиров моих в целом, то тогда я даже почту за честь.

С. БУНТМАН — Что для тебя спорт? Спрашивают, играешь ли ты за нашу команду?

А. ОРЕХ — Не играю. Когда-то в команде первого созыва играл.

С. БУНТМАН — Ну, когда играли еще без верхней перекладины, сетку еще не натягивали.

А. ОРЕХ — Да, а сейчас не играю. Я спортом профессионально никаким не занимался. Кстати, когда я защищал диплом, а он у меня был по спортивной информации на Эхе Москвы — это было лучшее произведение, я вывалил все, что я знал. Там надо было страниц 30, и вот я все это выплеснул. И всегда спрашивают: вот, если вы не были спортсменом, как же вы можете рассказывать об этом? А я всегда говорю — вы же не были актером, а рассказываете о кино. Или, слава богу, Венедиктов не был депутатом Госдумы, а может так очень лихо про них рассказывать, «уесть» министра в эфире. Точно так же и о спорте, даже проще, потому что о спорте надо рассказывать глазами болельщика

И. МЕРКУЛОВА — Я подписываюсь, потому что в силу известных причин я стала интересоваться спортивной информацией.

С. БУНТМАН — Что, заставляют дома?

И. МЕРКУЛОВА — Упаси бог! Было очень смешно, потому что мы достаточно кулуарно поженились, и я не была знакома с друзьями Ореха. И когда мы уже вернулись из свадебного путешествия, позвонил один из его друзей, там был какой-то ответственный футбольный матч, и он спросил только одно : «Вы вместе его смотрели?» Мы смотрели вместе. И более того, я получала удовольствие!

С. БУНТМАН — Как это случилось — удовольствие от футбола?

И. МЕРКУЛОВА — Это было очень красиво. Еще в школе у нас был немного сумасшедший класс, потому что девочки страшно увлекались футболом. У одной девочки папа был врач сборной. И первый раз я увидела футбол, который меня потряс — чемпионат мира, играла Бразилия. Я увидела это, там был Сократос, которого боготворят дети, я увидела эту игру и поняла, насколько это красиво. Это была не игра, а какое-то искусство, шоу. Такое же у меня было озарение, когда я увидела баскетбол НБА. Я просто поняла, что это качественно совсем иное.

А. ОРЕХ — Товарищи мужья сейчас, наверное, завидуют мне, болельщики! Тут проблемы даже такой нет — просмотр матча.

И. МЕРКУЛОВА — Да, в последнее время, если я не очень устала, я сама с удовольствием смотрю, даже хоккей. Орех меня долго не понимал, а я говорила, что просто не успеваю следить за шайбой. Она такая маленькая!

С. БУНТМАН — Жалко, что вы нас сейчас не видите — от Ореха просто сияние идет! Спрашивают, что вы читаете?

А. ОРЕХ — Это лучше к тому, кто читает. Я книжек не читаю. Сначала было лень. Отбили желание 2 раза: в школе, когда надо было к какому-то дню прочесть Войну и мир. Я открывал 3 страницы, думал — нет, Толстой все равно в 100 раз умней меня, закрывал и откладывал. А второй сильнейший удар был нанесен во время учения в университете. Каждый же преподаватель считает, что его предмет — самый важный. Поэтому по зарубежной литературе надо было прочесть 40 книг за семестр и столько же по русской. Понимая, что я не могу прочесть 80 книг, я предпочитал прочесть 1-2, а потом мы собирались группой и друг другу пересказывали, кто что читал.

И. МЕРКУЛОВА — Была смешная история, когда Толстых перепутали.

А. ОРЕХ — Да, один человек Буратино выучил. А потом — ах ты, черт, не тот Толстой! А еще был человек, который из учебника прочитал ровно ту половину, которую сдавать не нужно было. В общем, так 2 раза отбили охоту к чтению. Потом я подумал, что надо бы почитать какие-то книги, но не знал, с какой начать. Почему, скажем, Достоевский, а не Чехов? Поэтому последняя прочтенная мною книга была Тайны Марса, выданная мне Родионовым. Я верю в инопланетян, интересуюсь пирамидами, НЛО. Для меня не существует вопроса, есть ли внеземные цивилизации.

И. МЕРКУЛОВА — Это, наверное, единственная позиция, по которой у нас есть расхождения.

А. ОРЕХ — То есть я настолько же в этом уверен, как в том, что сейчас 16:48. Также для меня нет сомнений, что существуют иные миры. Для меня это — факт, который мы пока еще просто не можем пощупать.

И. МЕРКУЛОВА — По поводу зарубежной литературы — у нас тоже был некий обязательный список. И я была чуть ли ни единственным человеком на курсе, который почти полностью все прочитал. Это было в удовольствие. Причем половина книг просто на языке. А сейчас — читаю Акунина. Вообще очень много всего в голове. У меня такая манера — я читаю запоем.

А. ОРЕХ — Книга прочитывается за день просто. У меня мама читает так же.

И. МЕРКУЛОВА — Я не люблю читать наспех. Я сажусь и — до упора. То же самое было и с языком, потому что для меня самая большая проблема — сесть на диван, где я занималась, обложившись словарями. Но как только я садилась, я сидела до упора.

А. ОРЕХ — А в целом получается, что мы — начитанные люди. У меня был товарищ, который собирал галстуки. У него их было 60 штук. А у меня был единственный. И я ему говорил — зато в среднем у нас по 30 штук! Так же и с книгами — в целом, мы все прочли!

С. БУНТМАН — Тут речь шла о попугайчке. У вас есть попугайчик?

А. ОРЕХ — Да. Возможно, она нас сейчас слушает, Варя нас любит слушать. В книге про волнистых попугайчиков написано, что со временем вы сами превращаетесь в волнистого попугая. И мы, входя в комнату, начинаем совершенно неосознанно издавать всякие звуки, как попугаи.

И. МЕРКУЛОВА — Ореха она может имитировать так, что невозможно отличить. Она его страшно любит, то есть он — хозяин. Когда он приходит, там творится что-то невообразимое.

А. ОРЕХ — Да, мы с Варей разговариваем. Я подружился с попугаем. Правда, подозревают, что дело в том, что у нас разный пол — я мальчик, а попугай — девочка. Но раньше у нас жил и мальчик, и мы точно так же дружили.

С. БУНТМАН — А какие-то другие звери у вас были когда-нибудь?

И. МЕРКУЛОВА — У меня была собака, был кот. К сожалению, их уже нет. Собака была немецкая овчарка, очень серьезный пес. Он тоже выбрал меня. И было как-то, что папа меня за что-то серьезно ругал. А псу было еще полгода, и он сидел, смотрел так : голову на него — на меня, а потом обошел меня сзади, сел и зарычал. И как-то он меня признал, и чувство было, что он защитит меня в любой ситуации. Он был очень своенравный. Прекрасный был пес!

С. БУНТМАН — Ира, многие информационники стали переходить на ведение эфира. Что там для тебя было самым главным? Очень много говорят о вас хорошего, о тех, кто днем ведет беседы. Здесь сочетается лаконизм новостей, вопросов?

И. МЕРКУЛОВА — Да, и потом — я просто в курсе того, что происходит. Я все время в новостях. А самое сложное проявилось неожиданно, такая неприятная для меня вещь. Происходило следующее: если человек мне неинтересен, я просто вяну, а как только наоборот — я начинаю фонтанировать. Я пытаюсь это как-то в себе задавить.

С. БУНТМАН — Вести ярко, хорошо вне зависимости от того, что за человек?

И. МЕРКУЛОВА — Да. Конечно, это получается не всегда. Но, надеюсь, хоть когда-то это получается?

С. БУНТМАН — Получается хорошо. А что-то еще хочется делать на Эхе или всего хватает?

И. МЕРКУЛОВА — И так много всего. Это отнимает много сил. Мне интересно общаться с людьми, вообще, я интроверт, мне как-то сложно, а тут я почувствовала, что могу. У меня была такая проблема. Вообще, я закрытый человек, никого к себе не подпускаю, и какие-то сложные переживания стараюсь не выплескивать наружу, на близких людей. А тут я неожиданно поняла, что я могу. И мне бы хотелось заниматься моим основным занятием — новостями, это очень затягивает.

С. БУНТМАН — Ну, теперь у нас вообще новое поле, новый канал, где будет масса интересных вещей. Много будет там с понедельника. Тут еще очень много про еду спрашивают: что вы любите есть, и кто из вас кого кормит?

И. МЕРКУЛОВА — Я люблю есть хорошо приготовленную еду. Классический был пример — посещение офицерской столовой в Боснии, это была НАТОвская поездка года 3 назад, где мы посетили офицерскую столовую. Это было очень вкусно! Там была какая-то простейшая еда и компот. Потом мы поехали к французам — большей мерзости я не ела вообще никогда в своей жизни! Солопов Дима, который тоже был в этой поездке, сломал себе вилку о бифштекс! Это было ужасно.

С. БУНТМАН — А ты что любишь есть?

А. ОРЕХ — Да ничего. Поесть бы чего-нибудь.

И. МЕРКУЛОВА — Да нет, кушает-то хорошо, ты не скромничай!

А. ОРЕХ — Ну, чего-то такого, чтобы просто умереть-не-встать без данной пищи — нет такого.

С. БУНТМАН — Теперь — автомобиль. Водит его Ира. Почему вдруг? Захотелось водить или просто надо ездить на работу?

И. МЕРКУЛОВА — Нет, автомобиль — это живое существо. У нас с Орехом возник спор, потому что я считаю, что у меня — девочка, я ее иначе как ласточка! не называю. А Орех считает, что это — мальчик.

А. ОРЕХ — Не мальчик, а автомобиль!

С. БУНТМАН — Зовут-то как?

И. МЕРКУЛОВА — Я называю ласточкой, а так — Фольксваген-пассат, не новый, но очень красивая машина.

А. ОРЕХ — А я супругу подбиваю быстрее ездить. Мы уже это обсудили: чем медленнее едешь, тем больше шансов, что в тебя въедут.

И. МЕРКУЛОВА — Он сидит как штурман и теоретическую базу подводит под это.

А. ОРЕХ — Чем быстрее едешь, тем меньше вероятность, что в тебя кто-нибудь врежется.

И. МЕРКУЛОВА — Никогда не знаешь, как что получится. Я случайно пошла в автошколу, я никогда не водила в жизни, и даже не могла представить себя за рулем. Но когда я поездила раза 4, я поняла ,что просто в кайф! И покупка автомобиля — это был совершенно осознанный поступок. Я очень хочу овладеть этим искусством.

С. БУНТМАН — И теперь у нас остается время на то, чтобы обратиться к слушателям. Я всегда прошу своих собеседников обратиться к слушателям с пожеланиями, просьбой , что мы не имеем возможности сделать в наших обычных передачах.

А. ОРЕХ — Я ничего просить и желать не буду, потому что во многом их настроение зависит от нас — какие передачи, такое настроение. А чисто по-человечески: чтобы ваши близкие все были здоровы. А в смысле радио ничего не буду желать.

И. МЕРКУЛОВА — Я присоединяюсь. Только еще пожелание, я не навязываю, но тем не менее, желаю не так серьезно относиться к тому, что происходит. Чувство юмора, которое во всей красе присутствует у рядом сидящего товарища, это великая вещь. Она помогает выживать и просто жить!

С. БУНТМАН — Спасибо вам!

echo.msk.ru

До-игрались — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 09.12.2019

Спортивные санкции против России оказались самыми эффективными. Никакими импортозамещением этого срама не прикрыть. И не скажешь, что от санкций мы только крепчаем. Вот вам, идут спортсмены из России – но без флага, без гимна, в перелопаченных составах и полностью зависимые от решения иностранцев. Россия могла признать проблему и покаяться в грехах еще осенью 2015 года. Даже получив такие же суровые санкции, как теперь, мы к этому дню полностью их отбыли бы! Россия могла год назад отдать базу данных антидопинговой лаборатории, ничего в ней не трогая. И сегодня вся эта история была бы закрыта. Оставив прошлое прошлому, мы пошли бы вперед как честные люди и полноценные граждане спортивного мира. Но наша страна выбрала другой путь.

Сначала пили и кололи всякую дрянь и думали, что никто не узнает, потом, когда все вскрылось, думали, что никто ничего не докажет. Потом, думали, что в этой базе можно что-то подмазать, подкрасить, подменить и никто ничего не заметит. История русского допинга – это история тупого непрофессионализма. Когда мошенники даже смошенничать толком не способны. История русского допинга – это спасение престижа и светлого прошлого, ради которого можно пожертвовать и настоящим, и будущим. Ведь большинство атлетов, которых пытались теперь спасти от наказания, уже закончили карьеры. А отвечать будут те, кто выступают сейчас или только начинают путь в спорте. Они вообще ни при чем – но отвечать именно им. За чужие и прошлые грехи.

Эта история еще и о том, как на конкретные вопросы мы не умеем давать конкретных ответов. А вместо ответов всегда готовы лозунги про русофобию, попытку убрать конкурента в лице России и вмешательство политики в спорт. Будут требования провести альтернативные Игры, плюнуть на МОК и ВАДА и много аналогичной вони. Импотенты, бездари и бездельники ничего другого, кроме вони производить инее способны. Ну, а есть ли здесь, в самом деле, политика? Да, есть. Но Россия сама создала себе такой образ в мире, что к нам не испытывают любви, что нас опасаются, не верят – и не станут прощать никаких ошибок.

Сперва вы забираете кусок территории у другой страны, потом сбиваете самолет, потом травите на чужой территории людей – а потом уже можете не рассчитывать на снисхождение. Потому что да, спорт – это та область, где санкции бьют без промаха. А насчет русофобии – это уж наверняка. Только русофобами здесь нужно считать не каких-то англосаксов. Никакие англосаксы не нанесли нашему спорту даже близко такого урона, как собственные спортивные и неспортивные чиновники. Но эти ребята, конечно, не пропадут и без должностей и мандатов не останутся. А спортсменам предстоит пережить еще четыре года унижений и подозрений. Придется доказывать свою чистоту. А когда вопреки всему они будут что-то выигрывать, первыми рядом возникнут эти самые жулики, которые предали их. И станут улыбаться, хлопать чемпионов по плечу и говорить, что «Россия в моем сердце».

echo.msk.ru

Здесь был Лужков — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 10.12.2019

Время – удивительный доктор и эффективный ластик. Вот я стал сейчас собирать вместе свои мысли о Лужкове – и так сразу и не получилось. Он ушел почти 10 лет назад. Уже где-то в другой жизни. И столько с тех пор поменялось и в стране и в столице, что примет «лужковской» Москвы вокруг нас осталось, на самом деле не так и много. Лужков был изгнан временным президентом, который годился ему в сыновья и которого Лужков открыто не считал за равного себе. А тот, временный, чтобы хоть как-то показать, что он сила – Лужкова сверг. Уходя, Юрий Михайлович, стал дебютантом формулировки «в связи с утратой доверия» — он был ее первым фигурантом. Лужков ушел после того, как предал нас. Он действительно предал нас, москвичей и предал город. Когда Москва два месяца обалдевала от жары в 30-35 градусов, а люди сотнями умирали от смога и гари, Лужков уехал на отдых. Это было отвратительно. А последнее запоминается сильнее всего. С другой стороны, Юрий Михайлович любил Москву. В отличие от множества московских чиновников и начальников, в том числе и теперешнего мэра, Лужков был москвичом.

Это его родной город. Но есть такие люди, которые от избытка чувств, в приливе любви, могут и задушить. Будучи человеком без эстетического вкуса, зато упрямым, мэр Лужков изуродовал столицу бесчисленными нелепыми зданиями и памятниками, зато множество действительно ценных исторических мест погибло. Это было варварство. А лужковская безвкусица стала ему монументом на десятилетия. Но мы живем в такой стране, где всегда же может быть хуже! И в моей родной Москве действительно могло быть хуже. Остальная Россия только завидовала всеми цветами зависти московским пенсиям, надбавкам и пособиям. Это были не миллионы, но для тех, кто нуждался – а их всегда хватает – «лужковские» доплаты были реальным подспорьем. С грацией слона в посудной лавке, но Лужков все-таки помогал медицине, образованию и прочей социалке. Миллиарды разворовывались или уходили черт знает куда, но что-то перепадало и простому народу. А народ у нас такой, что ему хоть что-то – лучше, чем ничего.

Лужков стал мэром в 1992 году, когда было не до жиру даже Москве. Но мы с Лужковым как-то перекантовались и в лихие 90-е и в нажористые 2000-е. И когда москвичи начинали сетовать на тяготы жизни, им следовало съездить куда-нибудь за МКАД, чтобы понять, что Москва не Россия и Москве-то жаловать грех. 18 лет правил Юрий Лужков столицей. За это время человек рождается и заканчивает школу. Как ни крути – эпоха. Эпоха на переломе эпох. Поэтому у Лужкова нет шансов быть забытым. А познается всё в сравнении. И глядя на теперешних лидеров — мелких, бесцветных, бестолковых прохиндеев – понимаешь, что Лужков был не так плох. Память ему обеспечена. А светлая или не очень – это уж каждый решит сам.

echo.msk.ru

Я/МЫ ШАМАН — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 20.09.2019

И когда кажется, что глупее уже ничего быть не может, оказывается, что может еще как. Идиотизм не имеет дна, потому что символом российского идиотизма является знак бесконечности. Путь Шамана начинался как анекдот. Это была типичная история наших «Радиодеталей», каких мы видали и пересказали десятки. Мало ли чудаков на Руси. Мало ли юродивых. Идет мужик где-то между тайгой и Уралом и года через два дойдет до Москвы, чтобы изгнать бесов из Кремля. Ну, пускай идет. А мы посмеялись и забыли через день. А мужик шел и шел. И пришел в дурдом и под статью об экстремизме. Собственно, в сумасшедший дом Шаман Александр Габышев попал не теперь – он шел по этому сумасшедшему дому, в котором все мы живем, последние несколько месяцев. Вот когда какие-то другие шаманы подожгли верблюдов и сделали это во славу России – их не отправили на лечение. Во славу России любая ересь сгодится. Или когда горела Сибирь, а ее вместо того, чтобы нормально тушить, окропляли святой водой с вертолета – тоже санитаров не вызывали. Психом оказался шаман, который шел на Кремль. Он, замечу я вам, шел неспешно. Страна большая – к Москве Габышев планировал прибыть в 2021 году. А здесь и нынче уже неспокойно. И кто-то почесал свой качан и прикинул, что вот будет этот шаман идти месяц за месяцем, а все станут говорить, как он идет, что делает, далеко ли осталось. Полтора года онлайна. И всё под знаком изгнания Путина из Кремля. И привиделось кому-то, что этот хэппенинг не хуже митинга. Там три часа пошумели и всех замели, а тут полтора года. А они же там, в Кремле тоже мистики. А им уже напророчили, что Путин до конца срока не досидит и где-то как раз к 2021 году придется ему на пенсию отойти. И узрели они в Шамане знак, Символ надвигающейся неотвратимой катастрофы.

И подумали, что если Шамана изъять из обращения, то, может, ничего и не случится. Но я хочу предостеречь обитателей любой из Башен: не связывайтесь с непознанным. Когда за просто так схватили и приговорили актера Павла Устинова, то за него поднялись все актеры России. А потом и много кто еще поднялся — и за Устинова и за всех невиновных. Но представьте, что за своего товарища сейчас поднимутся шаманы Российской Федерации! Все колдуны, ведуны, прорицатели, хиллеры! Вся «Битва экстрасенсов» отвлечется ненадолго от своего баттла и встанет за Александра Габышева. Просто подумайте, что с вами будет. У православных батюшек запасов святой воды не хватит, чтобы нейтрализовать эту энергию. Пока еще возможен компромисс. Похлопать по плечу Шамана, отпустить на волю и пускай себе идет. Закинув Габышева в Якутию, вы и так отыграли у него 3000 километров и полгода. Он пойдет снова, но вы хотя бы получите отсрочку. Я понимаю, что идиотизм бездонен, но не усердствуйте в поисках этого дна.

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА ШАМАНИТ ЗДЕСЬ

echo.msk.ru

Говорим по-та… калужски! — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 27.08.2019

В Калуге проблем нет. В Калуге всё решено и мысли депутатов распространились о вечном. Избранники Калужского народа решили укрепить патриотизм еще более надежными скрепами.
Хотя вот правда интересно проследить ход их мыслей – как рождаются гениальные идеи? Калужские депутаты решили усилить наш календарь новой замечательной датой – ликвидацией татаро-монгольского ига.

В самом деле! Прошло уже 539 лет с момента стояния на реке Угре, а праздник до сих пор не учрежден! Депутаты и место для него нашли среди череды будней. Чтобы праздновать избавление Российской Федерации от татар 11 ноября.
Вскоре после праздника избавления Российской Федерации от поляков. Поскольку победа над татарами никак не хуже победы над поляками, то логично и 11 ноября сделать красным днем календаря. И соединив его с праздником избавления от поляков, праздновать всё не меньше недели.

И тогда эти внезапные ноябрьские праздники по размаху ни в чем не уступят Дню Победы или новогодним каникулам. Видимо, калужские депутаты очень переутомляются на своих заседаниях и выходных им кажется маловато.

Но в рамках более рационального распределения труда и отдыха, я бы поискал иное место в календарях. Пока пустует апрель, хотя я надеюсь, что однажды мы все-таки станем отмечать День Космонавтики. В июле и августе ничего нет, хотя в августе, впрочем, всё время что-то происходит. Сентябрь сиротлив. В октябре ничего нет после упразднения старого дня Конституции. Может туда запихнуть выходной в честь реки Угры?

Ну, и что что не совпадет с исторической правдой? Во-первых, кто спустя 500 лет помнит, что и когда там было? А, во-вторых, день победы над поляками тоже взят почти от фонаря – и что? Прекрасно празднуем!

А торжества избавления от татаро-монгольского ига лучше всего, разумеется, будут смотреться в Казани. Я вот просто вижу эту картину, как на праздничную площадь перед Казанским Кремлём выходит президент Татарстана и поздравляет жителей Татарстана с изгнанием татар. Как по привычке сгоняют бюджетников, школьников, студентов.

А если кто не согласен или чьи-то национальные чувства почему-то окажутся задеты, то недовольных татар можно отметелить силами московского ОМОНа и посчитать это исторической реконструкцией. А потом мы все от души поблагодарим за такой чудесный вечер калужских депутатов, которые одни только и помнят школьные уроки истории и памятные даты отечественных побед.

Telegram Ореха

echo.msk.ru

Пора валить! — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 10.10.2019

Я не стану умничать. И не буду рассуждать о том, чего не понимаю. Я не понимаю, что происходит в Сирии, и тем более не представляю, что нужно сделать, чтобы это всё там когда-нибудь закончилось. Но у меня есть смягчающее обстоятельство: никто этого не понимает. Ни Путин, ни Трамп, ни Эрдоган, ни Иран – никто вообще не понимает, что со всем этим делать.

Мне жалко сирийцев чисто по-человечески, потому что их дербанят все подряд. Собственный президент колошматит их так же, как колошматил его папаша. Какие-то полоумные бородачи с гранатометами и другие такие же басмачи с «калашами» объявляют друг другу священную войну.

Когда в Сирии начался совсем жестяной период, за счет этой страны решили поживиться ее соседи, а потом и вовсе посторонние вроде России и Америки. Генералы превратили эту страну в испытательный полигон для новейшего и не очень нового оружия. Ради потехи мы долбили по Сирии из акватории Каспийского моря и гоняли к ее берегам самодвижущуюся печь Ивана-Дурака под названием «Адмирал Кузнецов».

А еще на полях Сирии тренируется который год наша пропаганда. Сирия спасает ценой жизней своих людей образ нашего президента и отвлекает нас с вами от реальной жизни. Взамен мы выучили всю ее географию, имена полевых командиров и группировок, которыми они руководят, послушали концерт Гергиева в Пальмире, несколько раз объявили о полной победе над террористами и получили после этого несколько десятков трупов солдат, погибших там просто неизвестно зачем.

В ходе этой войны мы успели подружиться с Эрдоганом, проклясть его навеки всего через пару месяцев, а потом снова заключить в объятия как лучшего друга. Я надеюсь, что в этот раз дядьки в Кремле и на Смоленке ничего не перепутают и будут дружить, с кем надо, а турки не собьют случайно или специально российский самолет.

Летчики-то погибли, их уже не вернешь, а почему они погибли, даже сегодня толком никто не помнит. И я считаю, что вот это всё – отличный предлог для нашей страны махнуть рукой на это проклятое место и умыть руки. По крайней мере, русские люди будут живы, а с нашей стороны будет погибать только совесть телепропагандистов, которые, конечно, и теперь найдут о чем поговорить.

Telegram Ореха

echo.msk.ru

Заруба — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 14.01.2019

Теперь не остается сомнений в том, что прокурор города Амурска и начальник местного ГУВД действительно хоронили с почестями криминального авторитета по прозвищу Заруба. Если бы не хоронили, то сидел бы сейчас блогер Виктор Торопцев дома или ехал по своим делам на машине. А Торопцев получил 10 суток и объявил голодовку. Если бы про похороны всё было неправдой – стала бы амурская полиция беситься?

Эта история из категории чудесных зарисовок нашего времени. В городе есть власть, но настоящим хозяином является человек под названием Заруба. Полицейский давно должен был его поймать, а прокурор обвинять в суде. Но они идут в первых рядах скорбящих за гробом усопшего Зарубы и чуть ли не сами этот гроб несут.
Возможно, это было для них самой большой физической нагрузкой за последнее время – тащить гроб вора в законе.

Люди живут в 21 веке и наивно полагают, что если днем перекрыть улицу, выстроить длинную процессию и пройти до кладбища с телом бандита, то никто об этом не узнает. Сделать всё, чтобы привлечь внимание и надеяться на то, что внимания никто не обратит.

И прокурор, и начальник ГУВД по-прежнему на своих местах. Они не только не уволены, но никого своим поведениям, кажется, не смутили. Может быть, у их начальников тоже есть свои смотрящие за городом, за областью, за краем? Может быть, в стране помимо официальных структур власти есть параллельные структуры?
Иногда полицейские страшнее бандитов. А иногда между ними вообще невозможно увидеть разницу.

За все ответит мужик, который даже не сам снимал видео похорон, а перепостил его из чужого аккаунта. Но аккаунт московский и из Амурска его не достать. А наказать за неуважение к погонам кого-то надо. Надо наказать кого-то за неуважение к памяти покойного Зарубы! И нашли Виктора Торопцева. А поскольку статьи за оскорбление чувств криминальных авторитетов пока нет, то докопались до мужика из-за водительских прав.

И заметьте – дело происходит на фоне всероссийского резонанса. Везде об этой истории слышали, тысячи людей посмотрели видео, а Торопцева все равно наказывают. И расскажите нам что-нибудь про лихие 90-е, как страшно было жить в ту пору и как все изменилось в нашей стране теперь. Да, всё изменилось – особенно в городе Амурске.

echo.msk.ru

Асад убивает русских — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 18.09.2018

У нас все время виноват кто-то другой. Кто угодно, только не мы. «Боинг» сбила Украина, Скрипалей отравили сами англичане, хлор на сирийских повстанцев вылили «Белые каски», санкции ввели русофобы, допинг подбросили другие русофобы. Сами по себе падают доходы, рубль сам по себе пробивает потолок очередного дна, бензин дорожает внезапно и необъяснимо. А лампочки в подъездах сначала бил Обама, а теперь бьет Трамп. С кем мы еще не поругались? Кто еще до сих пор не виноват во всех наших бедах? Израиль – он теперь на очереди. Давайте с евреями еще разосремся! Тем более что народ наш давно подозревает, что истинные виновники всех напастей – это жиды и примкнувшие к ним масоны. Еще раз зафиксируем важную мысль: российский самолет сбила сирийская ракета, а виноват в этом Израиль. Израилю мы предъявляем претензии, израильскому премьеру звонит Путин, израильского посла вызывают в МИД. А сирийского посла никто позвать не хочет? Асаду позвонить не надо? Сирии пригрозить шагами, которые «заметят все» никто не пробовал? Израильские истребители прикрывались российским транспортником. Скорость F-16 ровно в три раза выше скорости Ил-20. Чтобы спрятаться за нашим самолетом израильским летчикам пришлось бы идти по небу пешком. Это очень странный способ нанесения авиаударов. С не очень понятным смыслом.

Зачем прятаться за еле ползущим старинным самолетом, если можно налететь на огромной скорости? Тем более что сирийские ПВО если и могут в кого-то попасть, то как раз в тихоходную винтовую цель, а не в сверхзвуковой истребитель. Вот они в него и попали. И даже на такой маленькой скорости не сумели понять, в кого стреляют. А виноват Израиль. Но вопрос я хочу задать о другом. А что вообще делал в сирийском небе наш самолет? За что погибли 15 российских солдат? Сколько месяцев прошло с тех пор, как Путин объявил о нашей победе в этой никому, кроме него, не нужной войне – и сколько семей после этого получили похоронки? Потери России именно после так называемой «победы» выросли в разы. Вот я и хочу понять, за что погибли наши парни? Которых раньше убивали хотя бы местные бандиты, а теперь уже убивают наши как бы союзники. Да мне вообще наплевать, кто там кого победит. Потому что и те и другие мне отвратительны. Асад – такой же мерзавец, как и те, с кем он воюет. Хоть они там все друг друга перебьют – причем здесь мы? Почему наши ребята должны за это гибнуть? Почему из-за какой-то шпаны, мы должны поругаться с еще одной приличной страной? И есть ли хоть одна еще приличная страна, которую мы можем назвать своими другом?

ХОЧЕШЬ УЗНАТЬ ОБ ОРЕХЕ БОЛЬШЕ? ЖМИ!

ЛЮБИШЬ СПОРТ, КАК ОРЕХ? ЖМИ!

echo.msk.ru


Смотрите также