все о орехах

Балет волшебный орех


Волшебный орех

Пролог
Мастерская Дроссельмейера.

Погруженного в глубокие размышления Дроссельмейера посещает кардинал Крыселье.


Действие первое
Картина первая
Королевский сад. Рождение принцессы.
Балет начинается с долгожданного появления на свет принцессы Пирлипат в птичьем царстве. Принцесса рождается из яйца Фаберже, что вызывает всеобщий восторг. Король от радости пляшет на одной ноге, и придворные, собравшиеся на праздник, покорно следуют его примеру. Гости одаривают Пирлипат подарками.
Среди гостей присутствуют и представители крысиной знати, чья королева Крысильда считает себя ровней королевы птиц, на кухне которой и проживает. Крысильда и кардинал Крыселье дарят новорожденной куклу-щелкунчика. Пирлипат пугается, и Король поспешно возвращает игрушку крысам, чтобы успокоить принцессу. А всех гостей и придворных приглашают на пир.

Королевская кладовая.
Вовсю идет подготовка к празднованию рождения принцессы. Повара разных национальностей под руководством мажордома выносят блюда для пира. Мажордом выбирает любимое блюдо короля - немецкие сосиски, и тарелки с ними отправляются на стол. Однако по дороге их успевают украсть четыре шкодливые крысы.

Королевский сад. Пир.
Стол накрыт для празднования дня рождения Пирлипат. Среди гостей - придворные птицы, королева Крысильда и кардинал Крыселье. Появляется кудесник Короля Дроссельмейер со своим племянником. Дроссельмейер-младший очаровывает дам умением щелкать орехи.
Слуги вносят блюда, но они оказываются пустыми. Это приводит Короля в ярость. Он желает знать, кто в этом виноват, и приказывает Дроссельмейеру объяснить произошедшее. После недолгого размышления Дроссельмейер указывает на крыс. Король незамедлительно изгоняет Крысильду и приказывает предать остальных крысиных аристократов казни.

Темница.
Осужденные крысы в сопровождении плакальщиков движутся к виселице. Король и королева выносят принцессу Пирлипат, чтобы она могла наблюдать за казнью. Крысильда, обезумев от горя и ужаса, клянется отомстить Королю и заколдовать его дочь. Король призывает Дроссельмейера, чтобы тот защитил Пирлипат. Дроссельмейер расставляет мышеловки и рассаживает котов для охраны принцессы.

Картина вторая
Спальня Пирлипат.
Прошло шестнадцать лет с тех пор, как Крысильда наложила свое проклятие на крошку Пирлипат. Принцесса чахнет в своей усиленно охраняемой спальне в компании защитников-котов, которые за это время растолстели и постарели. Входит король, чтобы пожелать своей дочери спокойной ночи и проверить, все ли в порядке. Он напоминает Пирлипат, что надо быть осторожной, и уходит. Пирлипат и коты засыпают.
Крысильда украдкой входит в спальню, с легкостью минуя спящих котов. Она склоняется над постелью Пирлипат и кусает принцессу.
Через мгновенье Пирлипат вскакивает. Прекрасная принцесса превратилась в чудовищного урода с огромным ртом – Щелкунчика. Коты в ужасе, что им не удалось защитить принцессу, они выскакивают из спальни, но наталкиваются на Короля. Он в отчаянии требует привести Дроссельмейера. Чародей входит в спальню вместе со своим племянником. Король во всем происшедшем обвиняет Дроссельмейера – его мышеловки оказались недейственными. Кроме того, именно Дроссельмейер вызвал ссору с крысами, обвинив их в краже сосисок. И теперь, если он хочет остаться в живых, пусть спасает от чар принцессу Пирлипат.
Меж тем, юный Дроссельмейер, потрясенный горем, случившимся с Пирлипат, пытается ее утешить.
Крысенок продает Дроссельмейеру секрет, как расколдовать принцессу с помощью ореха Кракатук. Вместе с племянником Дроссельмейер отправляется на поиски волшебного ореха, чтобы доставить его в королевство.

Картина третья
Подводное царство.
В поисках ореха Дроссельмейеры спускаются в подводное царство, где их окружают страшные ведьмы, демоны и морские чудовища. Подводные воины пытаются остановить их силой, медузы стремятся поглотить их, сладострастная лягушка старается обольстить. Однако все попытки обитателей подводного царства остаются безуспешными. Дроссельмейеры высвобождаются из водорослей и ведьминских сетей и вновь устремляются на поиски ореха Кракатук.

Картина четвертая
Царство веселья.
Выбравшись из подводного царства, Дроссельмейер и его племянник оказываются в заоблачном царстве, изобилующим пивом и вином. Здесь все искрится от радости и веселья. Прелестные девушки и венероподобная соблазнительница приглашают их к танцу, юноши подносят напитки. В царстве веселья бочки с вином сами бегут за пьющими, предлагая им насладиться своим содержимым. Поначалу гости готовы уже здесь остаться, но тут они замечают крыс, убегающих с заветным орехом, и бросаются за ними.


Действие второе
Картина первая
Крысиное царство.
Крысы празднуют победу над Королем. Теперь как символ победы орех Кракатук находится в их царстве. Испанские, французские и немецкие крысы развлекают друг друга национальными танцами, после чего крысы-хулиганы вовлекают всех в безумную пляску. Наконец, все успокаиваются и ложатся спать.
Дроссельмейер и его племянник проникают в зал крысиных торжеств и похищают волшебный орех.

Картина вторая
Королевский сад. Женихи Пирлипат.
Все подготовлено для приема женихов принцессы Пирлипат. Король объявил, что лишь тот, кто расколет волшебный орех, получит руку принцессы и все королевство в придачу.
Претенденты, надеющиеся получить руку принцессы и все птичье царство, собрались со всех концов света. Они по очереди тщетно пытаются расколоть орех. Когда кажется, что все потеряно и никому не под силу спасти принцессу, Дроссельмейер предлагает дать возможность попытать счастья своему племяннику. К изумлению всех присутствующих юный Дроссельмейер с легкостью разбивает орех и вручает его ядрышко Пирлипат. Принцесса обретает свою прежнюю красоту.
Пирлипат танцует со своим спасителем. Во время танца юный Дроссельмейер случайно натыкается на Крысильду. Королева крыс проклинает юного Дроссельмейера и превращает его в Щелкунчика.
Принцесса вместе с гостями с издевкой гонит его прочь.

Картина третья
Мастерская Дроссельмейера.

Обескураженный поворотом событий, Дроссельмейер погружен в глубокие размышления. Неожиданно в его мастерской появляется кардинал Крыселье. И оба чародея спорят о том, кто из них определит судьбу юного Дроссельмейера.
Появляется удрученный Щелкунчик. Он грустит о Пирлипат, вспоминает вальс, который танцевал с ней, и с грустью думает о том, как она с ним поступила. Подавленный произошедшим с ним несчастьем, Щелкунчик медленно деревенеет от горя. Внезапно появляются крысы-жандармы, они яростно нападают на Щелкунчика. Дроссельмейер из последних сил защищает своего племянника.


Эпилог
Дроссельмейер бредет с заколдованным племянником и встречает девочку Машу, которой очень нравится кукла-Щелкунчик.
Дроссельмейер понял, как разрушить чары, наложенные на его племянника.

www.mariinsky.ru

Волшебный орех

Пролог
Мастерская Дроссельмейера.

Погруженного в глубокие размышления Дроссельмейера посещает кардинал Крыселье.


Действие первое
Картина первая
Королевский сад. Рождение принцессы.
Балет начинается с долгожданного появления на свет принцессы Пирлипат в птичьем царстве. Принцесса рождается из яйца Фаберже, что вызывает всеобщий восторг. Король от радости пляшет на одной ноге, и придворные, собравшиеся на праздник, покорно следуют его примеру. Гости одаривают Пирлипат подарками.
Среди гостей присутствуют и представители крысиной знати, чья королева Крысильда считает себя ровней королевы птиц, на кухне которой и проживает. Крысильда и кардинал Крыселье дарят новорожденной куклу-щелкунчика. Пирлипат пугается, и Король поспешно возвращает игрушку крысам, чтобы успокоить принцессу. А всех гостей и придворных приглашают на пир.

Королевская кладовая.
Вовсю идет подготовка к празднованию рождения принцессы. Повара разных национальностей под руководством мажордома выносят блюда для пира. Мажордом выбирает любимое блюдо короля - немецкие сосиски, и тарелки с ними отправляются на стол. Однако по дороге их успевают украсть четыре шкодливые крысы.

Королевский сад. Пир.
Стол накрыт для празднования дня рождения Пирлипат. Среди гостей - придворные птицы, королева Крысильда и кардинал Крыселье. Появляется кудесник Короля Дроссельмейер со своим племянником. Дроссельмейер-младший очаровывает дам умением щелкать орехи.
Слуги вносят блюда, но они оказываются пустыми. Это приводит Короля в ярость. Он желает знать, кто в этом виноват, и приказывает Дроссельмейеру объяснить произошедшее. После недолгого размышления Дроссельмейер указывает на крыс. Король незамедлительно изгоняет Крысильду и приказывает предать остальных крысиных аристократов казни.

Темница.
Осужденные крысы в сопровождении плакальщиков движутся к виселице. Король и королева выносят принцессу Пирлипат, чтобы она могла наблюдать за казнью. Крысильда, обезумев от горя и ужаса, клянется отомстить Королю и заколдовать его дочь. Король призывает Дроссельмейера, чтобы тот защитил Пирлипат. Дроссельмейер расставляет мышеловки и рассаживает котов для охраны принцессы.

Картина вторая
Спальня Пирлипат.
Прошло шестнадцать лет с тех пор, как Крысильда наложила свое проклятие на крошку Пирлипат. Принцесса чахнет в своей усиленно охраняемой спальне в компании защитников-котов, которые за это время растолстели и постарели. Входит король, чтобы пожелать своей дочери спокойной ночи и проверить, все ли в порядке. Он напоминает Пирлипат, что надо быть осторожной, и уходит. Пирлипат и коты засыпают.
Крысильда украдкой входит в спальню, с легкостью минуя спящих котов. Она склоняется над постелью Пирлипат и кусает принцессу.
Через мгновенье Пирлипат вскакивает. Прекрасная принцесса превратилась в чудовищного урода с огромным ртом – Щелкунчика. Коты в ужасе, что им не удалось защитить принцессу, они выскакивают из спальни, но наталкиваются на Короля. Он в отчаянии требует привести Дроссельмейера. Чародей входит в спальню вместе со своим племянником. Король во всем происшедшем обвиняет Дроссельмейера – его мышеловки оказались недейственными. Кроме того, именно Дроссельмейер вызвал ссору с крысами, обвинив их в краже сосисок. И теперь, если он хочет остаться в живых, пусть спасает от чар принцессу Пирлипат.
Меж тем, юный Дроссельмейер, потрясенный горем, случившимся с Пирлипат, пытается ее утешить.
Крысенок продает Дроссельмейеру секрет, как расколдовать принцессу с помощью ореха Кракатук. Вместе с племянником Дроссельмейер отправляется на поиски волшебного ореха, чтобы доставить его в королевство.

Картина третья
Подводное царство.
В поисках ореха Дроссельмейеры спускаются в подводное царство, где их окружают страшные ведьмы, демоны и морские чудовища. Подводные воины пытаются остановить их силой, медузы стремятся поглотить их, сладострастная лягушка старается обольстить. Однако все попытки обитателей подводного царства остаются безуспешными. Дроссельмейеры высвобождаются из водорослей и ведьминских сетей и вновь устремляются на поиски ореха Кракатук.

Картина четвертая
Царство веселья.
Выбравшись из подводного царства, Дроссельмейер и его племянник оказываются в заоблачном царстве, изобилующим пивом и вином. Здесь все искрится от радости и веселья. Прелестные девушки и венероподобная соблазнительница приглашают их к танцу, юноши подносят напитки. В царстве веселья бочки с вином сами бегут за пьющими, предлагая им насладиться своим содержимым. Поначалу гости готовы уже здесь остаться, но тут они замечают крыс, убегающих с заветным орехом, и бросаются за ними.


Действие второе
Картина первая
Крысиное царство.
Крысы празднуют победу над Королем. Теперь как символ победы орех Кракатук находится в их царстве. Испанские, французские и немецкие крысы развлекают друг друга национальными танцами, после чего крысы-хулиганы вовлекают всех в безумную пляску. Наконец, все успокаиваются и ложатся спать.
Дроссельмейер и его племянник проникают в зал крысиных торжеств и похищают волшебный орех.

Картина вторая
Королевский сад. Женихи Пирлипат.
Все подготовлено для приема женихов принцессы Пирлипат. Король объявил, что лишь тот, кто расколет волшебный орех, получит руку принцессы и все королевство в придачу.
Претенденты, надеющиеся получить руку принцессы и все птичье царство, собрались со всех концов света. Они по очереди тщетно пытаются расколоть орех. Когда кажется, что все потеряно и никому не под силу спасти принцессу, Дроссельмейер предлагает дать возможность попытать счастья своему племяннику. К изумлению всех присутствующих юный Дроссельмейер с легкостью разбивает орех и вручает его ядрышко Пирлипат. Принцесса обретает свою прежнюю красоту.
Пирлипат танцует со своим спасителем. Во время танца юный Дроссельмейер случайно натыкается на Крысильду. Королева крыс проклинает юного Дроссельмейера и превращает его в Щелкунчика.
Принцесса вместе с гостями с издевкой гонит его прочь.

Картина третья
Мастерская Дроссельмейера.

Обескураженный поворотом событий, Дроссельмейер погружен в глубокие размышления. Неожиданно в его мастерской появляется кардинал Крыселье. И оба чародея спорят о том, кто из них определит судьбу юного Дроссельмейера.
Появляется удрученный Щелкунчик. Он грустит о Пирлипат, вспоминает вальс, который танцевал с ней, и с грустью думает о том, как она с ним поступила. Подавленный произошедшим с ним несчастьем, Щелкунчик медленно деревенеет от горя. Внезапно появляются крысы-жандармы, они яростно нападают на Щелкунчика. Дроссельмейер из последних сил защищает своего племянника.


Эпилог
Дроссельмейер бредет с заколдованным племянником и встречает девочку Машу, которой очень нравится кукла-Щелкунчик.
Дроссельмейер понял, как разрушить чары, наложенные на его племянника.

www.mariinsky.ru

Волшебный орех

Пролог
Мастерская Дроссельмейера.

Погруженного в глубокие размышления Дроссельмейера посещает кардинал Крыселье.


Действие первое
Картина первая
Королевский сад. Рождение принцессы.
Балет начинается с долгожданного появления на свет принцессы Пирлипат в птичьем царстве. Принцесса рождается из яйца Фаберже, что вызывает всеобщий восторг. Король от радости пляшет на одной ноге, и придворные, собравшиеся на праздник, покорно следуют его примеру. Гости одаривают Пирлипат подарками.
Среди гостей присутствуют и представители крысиной знати, чья королева Крысильда считает себя ровней королевы птиц, на кухне которой и проживает. Крысильда и кардинал Крыселье дарят новорожденной куклу-щелкунчика. Пирлипат пугается, и Король поспешно возвращает игрушку крысам, чтобы успокоить принцессу. А всех гостей и придворных приглашают на пир.

Королевская кладовая.
Вовсю идет подготовка к празднованию рождения принцессы. Повара разных национальностей под руководством мажордома выносят блюда для пира. Мажордом выбирает любимое блюдо короля - немецкие сосиски, и тарелки с ними отправляются на стол. Однако по дороге их успевают украсть четыре шкодливые крысы.

Королевский сад. Пир.
Стол накрыт для празднования дня рождения Пирлипат. Среди гостей - придворные птицы, королева Крысильда и кардинал Крыселье. Появляется кудесник Короля Дроссельмейер со своим племянником. Дроссельмейер-младший очаровывает дам умением щелкать орехи.
Слуги вносят блюда, но они оказываются пустыми. Это приводит Короля в ярость. Он желает знать, кто в этом виноват, и приказывает Дроссельмейеру объяснить произошедшее. После недолгого размышления Дроссельмейер указывает на крыс. Король незамедлительно изгоняет Крысильду и приказывает предать остальных крысиных аристократов казни.

Темница.
Осужденные крысы в сопровождении плакальщиков движутся к виселице. Король и королева выносят принцессу Пирлипат, чтобы она могла наблюдать за казнью. Крысильда, обезумев от горя и ужаса, клянется отомстить Королю и заколдовать его дочь. Король призывает Дроссельмейера, чтобы тот защитил Пирлипат. Дроссельмейер расставляет мышеловки и рассаживает котов для охраны принцессы.

Картина вторая
Спальня Пирлипат.
Прошло шестнадцать лет с тех пор, как Крысильда наложила свое проклятие на крошку Пирлипат. Принцесса чахнет в своей усиленно охраняемой спальне в компании защитников-котов, которые за это время растолстели и постарели. Входит король, чтобы пожелать своей дочери спокойной ночи и проверить, все ли в порядке. Он напоминает Пирлипат, что надо быть осторожной, и уходит. Пирлипат и коты засыпают.
Крысильда украдкой входит в спальню, с легкостью минуя спящих котов. Она склоняется над постелью Пирлипат и кусает принцессу.
Через мгновенье Пирлипат вскакивает. Прекрасная принцесса превратилась в чудовищного урода с огромным ртом – Щелкунчика. Коты в ужасе, что им не удалось защитить принцессу, они выскакивают из спальни, но наталкиваются на Короля. Он в отчаянии требует привести Дроссельмейера. Чародей входит в спальню вместе со своим племянником. Король во всем происшедшем обвиняет Дроссельмейера – его мышеловки оказались недейственными. Кроме того, именно Дроссельмейер вызвал ссору с крысами, обвинив их в краже сосисок. И теперь, если он хочет остаться в живых, пусть спасает от чар принцессу Пирлипат.
Меж тем, юный Дроссельмейер, потрясенный горем, случившимся с Пирлипат, пытается ее утешить.
Крысенок продает Дроссельмейеру секрет, как расколдовать принцессу с помощью ореха Кракатук. Вместе с племянником Дроссельмейер отправляется на поиски волшебного ореха, чтобы доставить его в королевство.

Картина третья
Подводное царство.
В поисках ореха Дроссельмейеры спускаются в подводное царство, где их окружают страшные ведьмы, демоны и морские чудовища. Подводные воины пытаются остановить их силой, медузы стремятся поглотить их, сладострастная лягушка старается обольстить. Однако все попытки обитателей подводного царства остаются безуспешными. Дроссельмейеры высвобождаются из водорослей и ведьминских сетей и вновь устремляются на поиски ореха Кракатук.

Картина четвертая
Царство веселья.
Выбравшись из подводного царства, Дроссельмейер и его племянник оказываются в заоблачном царстве, изобилующим пивом и вином. Здесь все искрится от радости и веселья. Прелестные девушки и венероподобная соблазнительница приглашают их к танцу, юноши подносят напитки. В царстве веселья бочки с вином сами бегут за пьющими, предлагая им насладиться своим содержимым. Поначалу гости готовы уже здесь остаться, но тут они замечают крыс, убегающих с заветным орехом, и бросаются за ними.


Действие второе
Картина первая
Крысиное царство.
Крысы празднуют победу над Королем. Теперь как символ победы орех Кракатук находится в их царстве. Испанские, французские и немецкие крысы развлекают друг друга национальными танцами, после чего крысы-хулиганы вовлекают всех в безумную пляску. Наконец, все успокаиваются и ложатся спать.
Дроссельмейер и его племянник проникают в зал крысиных торжеств и похищают волшебный орех.

Картина вторая
Королевский сад. Женихи Пирлипат.
Все подготовлено для приема женихов принцессы Пирлипат. Король объявил, что лишь тот, кто расколет волшебный орех, получит руку принцессы и все королевство в придачу.
Претенденты, надеющиеся получить руку принцессы и все птичье царство, собрались со всех концов света. Они по очереди тщетно пытаются расколоть орех. Когда кажется, что все потеряно и никому не под силу спасти принцессу, Дроссельмейер предлагает дать возможность попытать счастья своему племяннику. К изумлению всех присутствующих юный Дроссельмейер с легкостью разбивает орех и вручает его ядрышко Пирлипат. Принцесса обретает свою прежнюю красоту.
Пирлипат танцует со своим спасителем. Во время танца юный Дроссельмейер случайно натыкается на Крысильду. Королева крыс проклинает юного Дроссельмейера и превращает его в Щелкунчика.
Принцесса вместе с гостями с издевкой гонит его прочь.

Картина третья
Мастерская Дроссельмейера.

Обескураженный поворотом событий, Дроссельмейер погружен в глубокие размышления. Неожиданно в его мастерской появляется кардинал Крыселье. И оба чародея спорят о том, кто из них определит судьбу юного Дроссельмейера.
Появляется удрученный Щелкунчик. Он грустит о Пирлипат, вспоминает вальс, который танцевал с ней, и с грустью думает о том, как она с ним поступила. Подавленный произошедшим с ним несчастьем, Щелкунчик медленно деревенеет от горя. Внезапно появляются крысы-жандармы, они яростно нападают на Щелкунчика. Дроссельмейер из последних сил защищает своего племянника.


Эпилог
Дроссельмейер бредет с заколдованным племянником и встречает девочку Машу, которой очень нравится кукла-Щелкунчик.
Дроссельмейер понял, как разрушить чары, наложенные на его племянника.

www.mariinsky.ru

«Я танцую Крысу в «Щелкунчике»: артист Большого поделился опытом

«Ребята говорят, что плащ может запутаться, и на морду, и на корону намотаться»

Первые крысята

Во всем, конечно, виноваты Петр Ильич Чайковский и Мариус Иванович Петипа… Причем не только их балет «Щелкунчик», который они первоначально (потом Петипа заболел и отпал от постановки, которая волею судьбы досталась Льву Иванову) создавали вместе… Крысы присутствуют даже в их балете «Спящая красавица»: они составляют свиту злой феи Карабос, которую, как известно позабыли пригласить на церемонию в честь рождения принцессы Авроры, с чего и начались её злоключения.

А все началось с того, что директор императорских театров Иван Всеволожский однажды заказал Чайковскому сразу две партитуры: оперу «Иоланта» и, собственно, «Щелкунчика».

Незадолго до этого (в 1882 году) в России под названием «Сказка про Щелкуна и мышиного царя» вышло в свет произведение Гофмана в переложении знаменитого французского писателя Александра Дюма (старшего) и переводе С. Флерова. Автор «Трех мушкетеров» лишь в очень небольшой мере изменил эту, по слову Чайковского, «превосходную сказку Гофмана» — точнее изложил произведение немецкого романтика на свой лад. В частности, Дюма пришлось подробно объяснять французским детям — что такое Рождество, как его отмечают в Центральной Европе, зачем в доме елка и подарки - ведь веяния революции, незадолго до этого отгремевшей во Франции, все эти празднества в стране отменили.

Петипа после заказа Всеволожского срочно принялся за написание сценария. Видимо именно с его легкой руки героиню сказки Гофмана переименовал из Мари в Клару. Но по причине болезни Петипа балет достался Льву Иванову, премьера с довольно средним успехом и кислыми рецензиями прошла 6 (18)декабря 1892 года в Мариинском театре в один вечер с оперой «Иоланта», и шел этот балет там до середины 20-х годов XX века. Кстати 25 октября (7 ноября) 1917 года, то есть в самый день захвата Зимнего дворца матросами и рабочими в Мариинке давали именно этот спектакль.

«Щелкунчик» задуман был как спектакль детский: рассчитан на детей, и танцевали в нем по преимуществу дети. Исполнительнице роли Клары Станиславе Белинской было 12 лет! А Щелкунчику, прославившемуся в будущем танцовщику Сергею Легату (первый педагог Вацлава Нижинского) — 17. Самой зрелищной в первом акте была, конечно, сцена боя, когда подмостки Мариинского театра заполнялись толпой пряничных и оловянных солдатиков и огромным мышиным войском. Для такой масштабной сцены привлекались не только будущие балетные артисты, но и воспитанники школы лейб-гвардии Финляндского полка.

Крыса-Красная шапочка травит крысу-Волка

Но каких только редакций «Щелкунчика» нет на свете! Ни один из классических балетов не вызвал столько прочтений, начиная с Федора Лопухова, в 1929 году представившего суперавангардного «Щелкунчика» в духе мейерхольдовской биомеханики. И часто постановщики меняли замысел оригинала, место событий и безжалостно вырезали персонажей, в том числе и крыс. Так в «Щелкунчике» Бежара нет ни Клары (Мари), ни Щелкунчика и никаких мышей. Как их нет в других редакциях (например у Боурна и Мёрфи). Не до крыс и гению современной хореографии Джону Ноймайеру: у того все про балет. А вот в «Щелкунчике» Джорджа Баланчина мышей полным-полно: хореограф в нем вспоминал об учебе в театральном училище, где вместе с другии воспитанниками выходил в роли мыша.

Известны и «продолжения» «Щелкунчика». И в них тоже полно крыс. Так в Мариинском театре, помимо версии «Щелкунчика», оформленной известным художником Михаилом Шемякиным, в шемякинских декорациях шел и другой балет - «Волшебный Орех», рассказывающий гофманскую историю, в балет Чайковского не вошедшую: о матери Мышиного короля Мышильде, принцессе Пирлипат и об орехе Кракатук. При этом мыши в балетах бывают самые разные: с хвостами и без, к тому же и самых причудливых расцветок (в версии Алексея Мирошниченко они не серенькие, а кислотного цвета). Мышиный же король может иметь как одну, так и сразу несколько голов. Ведь в сказке Гофмана их целых семь! "Из-под пола с отвратительным шипением вылезли семь мышиных голов в сверкающих коронах»…

Хореограф Раду Поклитару показывает крысиное царство в стиле садо-мазо: с кожей, клетками-мышеловками и плетками. Даже снежинки у Поклитару – вышедшие в пачках, порхающие и кружащиеся в классических балетных па - жирные крысы…А сон Мари? В нем все гости у Штальбаумов, в том числе и близкие родственники посредством чародейства Дроссельмеера превращаются в крыс.

Балет во многом представляет собой пародию на нетленную классику: так, чтобы развлечь молодых на свадьбе в «испанском» танце выходит знойная крыса-Кармен, после пляски, которой с крысой-Тореадором её закалывает крыса-Хозе. В «восточном» танцует крыса-падишах со своим крысином гаремом,и озлобленные от ревности крысихи душат своего повелителя. В «китайском» танце борются толстенные крысы-сумоисты. Крыса-Зигфрид кончает крысу-Лебедя из арбалета в «русском», в то время как во «французском» крыса-Красная шапочка травит крысу-Волка пирожками из своей корзиночки.

«Голова болтается и мешает»

Финляндия - родина Санта–Клауса, точнее Рождественского Деда, которого там называют Йоулупукки. А значит и крысы там, вместе с принцем, самые что ни на есть рождественские. Вот этому рождественскому финскому принцу, победителю Мышиного короля из Хельсинки, я и решил позвонить.

Принцем премьер Финского балета Сергей Попов стал не сразу. Работая в Мариинке, он танцевал и мышей в постановке Василия Вайнонена. Теперь в Хельсинки танцует в «Щелкунчике» партию Принца (версия Уэйна Иглинга, идет в Английском национальном балете, в Амстердаме, в Варшаве).

— Сергей, ты ведь участвовал и в балете Шемякина… Можешь что-то рассказать о шемякинских костюмах?

— В балете «Волшебный орех», который тоже поставил Шемякин, были очень громоздкие костюмы. Как и всегда у мышей - маски. Но хореография тут занимала, скорее, второстепенную роль - задача была обыграть костюмы, показать, что они - шемякинские.

— Но там получалась в итоге такая фантасмагория в гофманском духе…

— Да. Там торт огромный был, мышки маленькие, восточная змея, которая под музыку восточного танца вылезала то ли из коробки, то ли из бочонка. У женщины-змеи в зеленом комбинезоне был долгий танец. Мы еще не могли дождаться, когда же он наконец закончится.

— Но сейчас ты танцуешь партию принца…

— Партия принца у Иглинга сильно сокращена, потому что самого Щелкунчика танцует другой артист. То есть происходит подмена, и потом Щелкунчик превращается в принца. В балете два дуэта: один перед снежинками, такое «снежное па-де-де», и в конце второго акта принц выходит и танцует уже классическое па-де-де. Когда я танцевал в Мариинке Принца, я с мышами особо не пересекался и не дрался. Единственно, принц в балете Вайнонена разгонял летучих мышей во втором акте. А в первом с обычными сражался маленький Щелкунчик.

Сергей Попов и Petia Illieva в балете «Щелкунчик» хореографа Уэйна Иглинга. Фото Sakari Viika.

— То есть как подружиться с крысой или победить ее и сделать год счастливым, ты не знаешь?

— Нет, ведь принц не соприкасается с мышами. Но когда я ещё в школе учился, и в Мариинском на первых порах танцевал мышей. Помню, как мышиного короля мы таскали на плечах в первом акте. И когда детьми мышами ползали, вечно что-нибудь случалось. Дело в том, что в вайноненовском спектакле неудобные костюмы,— не маски, а голову такую на себя надеваешь, а она болтается и мешает. И в ней такие маленькие щелочки, из которых ничего не видно, а там надо ползать по полу, в быстром темпе и кругами, и прыгать нужно. Так что и хвосты цеплялись, и головы мышиные слетали во время спектакля.

— В Финляндии какие у вас сейчас мыши?

— Костюмы тут, точно, более удобные и современные, головы более мягкие чем в Мариинке. Но мыши тоже, как и везде, в масках.

Не получив ответа о рождественском счастье в год крысы в Финляндии, отправляюсь в наш родной Большой театр. Может там его найду? В отличии от Финского балета, «Щелкунчики» в Большом идут каждый день, а иногда в день по два раза.

«Когти только на руках — фиолетовые, скрюченные»

В Большом горячие денечки! Махар Вазиев, руководитель балета Большого, подготовил много интересных вводов. Одним из тех, кто впервые выйдет на Историческую сцену в партии принца, стал недавний выпускник Пермского хореографического училища Данила Хамзин:

— Принца в «Щелкунчике», я танцую первый раз. Конечно, это очень круто! Но потом мой педагог Марк Перетокин, попросил, чтобы мой дебют перенесли на более позднее время — для такой партии минимум месяц нужен. И вот репетирую.

«Щелкунчик» в Большом театре идет с 1966 года в редакции Григоровича, и Принц тут, в отличии от других редакций, самолично сражается и побеждает Мышиного короля. Обращаюсь напрямую к самому Мышиному королю - партию (и тоже впервые!) танцует неординарный артист Михаил Крючков.

— Миша, ты мышей боялся в детстве?

— Нет, я их разводил. У меня были декоративные мышки. Они жили в террариуме и там плодились. Я покупал специальные игрушки, делал пещеры для них, норы, чтобы им было удобно жить. Это вообще была моя любовь, я обожал своих мышей!

— Раз ты с мышами ты по жизни дружишь, то скажи, как Мышиный король, как самая главная мышь и такой крысиный Дед-мороз — что нужно сделать в новом году, чтобы крыса принесла удачу?

- Что сделать не знаю, но, когда мне дали эту партию, мне одна знакомая сказала: «Воспринимайте эту партию как знак свыше. Ведь в год крысы вам её дают, и в следующем году у вас будет много успеха».

фото: Павел Ященков

Артист балета Большого театра Михаил Крючков готовится выступить в партии мышиного короля.

Мышей или крыс я ведь раньше никогда не танцевал. Танцевал солдатиков, вальс — в шестерке солистов, а также кукол.

В этом году мне никто ничего не говорил, не предупреждал про мышиного короля, и я не нашел себя в афише. А Влад Лантратов, который рядом стоял, говорит: «Да вот же – у тебя мышиный король есть!» Я поднимаю глаза, и действительно вижу свою фамилию. Это очень сложная партия, на ней все, что называется, «умирают» физически. Очень тяжело! Но у Григоровича вообще все балеты такие.

— Что там конкретно сложного?

— Визуально кажется, что там совершенно нечего делать, а начинаешь танцевать и понимаешь, насколько это тяжело. В конце буду делать такой специальный бедуинский прыжок, хотя обычно исполнители делают стандартный, перекидной. А бедуинский – это вниз головой, как Абдерахман в «Раймонде», я его тоже танцую.

— Это ты сам решил себе жизнь усложнить?

— Нет, уже Паша Дмитриченко это делал до меня. Хочется добавить сложности, чтоб партия лучше прозвучала и была именно «сделана» мной индивидуально.

— А королевская мантия, которая есть у крысиного короля не будет мешать при таком прыжке вниз головой?

— Там проблема не в плаще, а в маске. Репетируем мы в репетиционной маске, которая мне велика, а танцевать буду уже в другой, которая на мне идеально сидит. Там каркас внутри металлический, как из проволок, поролон, а сверху - ткань. На неё пришиты уже красные крысиные глазки, усы, нос. Но и в этой «репетиционной» маске у меня получается прыжок. Единственное – страшно немного, потому что ты начинаешь его делать, а маска съезжает и ты прыгаешь на ощущениях.

— Раз маска закрывает лицо, ты не гримируешься?

— Лицо все равно гримируют - его делают серым, ведь маска на голове, а лицо немножко видно через сетку. Но глаза не подводят.

— А костюм короля крыс удобный?

- У короля костюм достаточно классический. Потому что у других крыс шерстяное трико с лапами, на которых когти, а у крысиного короля просто классическое трико серого цвета и балетки. То есть никаких лап с когтями, как у кордебалета нет, потому что ему надо танцевать.

Когти у короля только на руках, длинные скрюченные, чтоб детей пугать. На голове - корона, фиолетовая мантия с горностаевым воротником. Но я не думаю, что это будет мешать. Хотя, ребята говорят, что плащ, в принципе может запутаться, и на маску (то есть крысиную морду), и на корону намотаться. Но я надеюсь, что все будет хорошо…Еще у короля на груди звезда, похожая на рождественскую.

— Крысиный хвост тебе мешать не будет?

— А хвоста нет, там ведь плащ, и у обычных мышей в Большом театре его тоже нет. И у них тоже плащики…

— А вот в других театрах, например, в театре Станиславского все крысы обязательно с хвостами…

— Хвосты у крыс в Большом театре есть в «Спящей красавице»… Это её свита, которая везет злую фею Карабос. Когда я начал репетировать Короля крыс, искренне полюбил эту партию. Я даже рад, что так получилось. Ведь я слышал много раз, что когда зрители обсуждают спектакль, они только и говорят про мышиного короля. Никто почему то, не говорит про Щелкунчика и Принца… А некоторые считают, что самое скучное в балете это па-де-де. Хотя я обожаю этот балет и сам считаю па-де-де самым красивым моментом спектакля. Но людям небалетным почему-то нравится именно Крысиный король.

— «Щелкунчик» - спектакль прежде-всего детский, и мышиные сцены дети обожают. Вот и скажи для детей, как Мышиный король: что нужно сделать, чтобы год Крысы прошел хорошо?

— Нужно верить в чудеса!

— Сам веришь?

— Конечно! И все сбывается!

— Ну не все, наверное?

— Нет, сбывается все, но просто иногда не совсем так, как ты хотел. Вот я мечтал о принце в «Щелкунчике», а получил Мышиного короля.

www.mk.ru

«Щелкунчик» без рождественской елки, но с орехом Кракатук

В Москве завершился Международный фестиваль современного танца DanceInversion-2017

Программа составленная худруком фестиваля Ириной Черномуровой, отличалась разнообразием стилей, техник и жанров. Зажигательные испанцы из труппы ниспровергательницы хореографических канонов Росио Молины, смело сплавляющей столь разные жанры, как фламенко и современный театр, а также темпераментные танцовщики «Компании современного танца Кубы» здесь соседствовали, например, с такими авангардистами, как Майкл Киган-Долан из Ирландии.

Причем режиссер и «хореограф» представивший на фесте свое собственное «Лебединое озеро», поставил его не на музыку Чайковского, а на фольклорные мелодии, созданные на основе скандинавских и ирландских народных традиций, и занимательно трансформировал сюжет самого знаменитого классического балета в захватывающую современную мистическую историю. Владетельная принцесса, здесь стала инвалидкой, сам Зигфрид местным сумасшедшим, Ротбарт — священником-маньяком, заколдовавших девочек в лебедей, а также начальником полиции и местным депутатом. Здесь есть и сцена на озере и «бал» — вечеринка с выбором невест. То есть все почти как у Чайковского. Этот спектакль мог бы стать самым интересным проектом фестиваля, если б помимо виртуознейшей драматургической и режиссерской разработки имел хоть какое-нибудь танцевальное наполнение.

Помимо «Лебединого озера» посвященная 200-летию классика мирового балета Мариуса Петипа программа фестиваля включала в себя также такие названия, как балет «Красавица» (на музыку балета Чайковского «Спящая красавица», см. «МК» №27516 от 9 октября) и «Щелкунчик».

Начиная с Федора Лопухова, который в 1929 году представил своего суперавангардного «Щелкунчика» в духе мейерхольдовской биомеханики (именно с этого балета отныне в России главную героиню будут называть не Кларой, а Машей), кто только не брался за этот балет Чайковского. В убогом сиротском приюте разворачивается, например, действие балета в оригинальной и вместе с тем очень остроумной постановке английского хореографа Мэтью Боурна; история русской балерины-эмигрантки рассказана в балете австралийца Грэма Мёрфи. Есть известные трактовки этого балета, сделанные Роланом Пети, Джоном Крэнко, Морисом Бежаром, Джоном Ноймайром, Раду Поклитару и многими, многими другими. Свою версию рождественской сказки на DanceInversion представил и хореограф Кристиан Шпук.

Имя немецкого хореографа, худрука «Балета Цюриха», до этого у нас было известно лишь по забавному «коровьему» па-де-де, часто исполняемому в гала-концертах, мрачному и претенциозному балету по сказке Гофмана «Песочный человек», что привозил на «Золотую маску» латвийский театр оперы и балета, и «Анне Карениной», поставленной в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко в позапрошлом сезоне. Тем не менее Шпук является приверженцем нарративного балета, и к числу его, как правило, решенных в депрессивном черном цвете постановок относятся такие балеты, как «Лулу. Трагедия монстра», «Войцек», «Возвращение Улисса», «Ромео и Джульетта». На этот раз Шпук изменил сам себе и порадовал, сочинив вполне позитивный балет, премьера которого состоялась в Швейцарии чуть больше месяца назад.

В основе спектакля «Щелкунчик и Мышиный король» тоже сказка Гофмана, но не та усеченная история, что рассказывается в классическом балете (Петипа, кстати, имел отношение к «Щелкунчику» лишь как автор либретто, хореографию в спектакле в связи с его болезнью делал Лев Иванов), а сказка в ее полном виде. Здесь присутствуют и заколдованная принцесса Пирлипат, и королева мышей мадам Мышильда, и орех Кракатук, но нет рождественской елки.

Балет Кристиана Шпука "Щелкунчик и мышиный король" Фото: Gregory Batardon. Предоставлено пресс-службой ГАБТ.

В самом таком подходе нет ничего нового. Так, в Мариинском театре, помимо версии «Щелкунчика», оформленной известным художником Михаилом Шемякиным, в шемякинских декорациях шел и балет «Волшебный Орех», тоже рассказывающий гофманскую историю, в балет Чайковского не вошедшую. Впрочем, первым, кто использовал историю о принцессе Пирлипат и об орехе Кракатук в своем сочинении, был ироничный американец Марк Моррис, пересказавший Гофмана на современный лад еще 26 лет назад в 1991 году в брюссельском театре «Ля Монне».

Но и у Шпука получился интересный балет. Естественно, буйную фантазию Шемякина его художник-постановщик Руфус Дидвисцус и художник по костюмам Буки Шифф не превзошли, даже кое-что позаимствовав из мариинского спектакля. Например, костюмы для снежинок. Они точно такие, как у Шемякина, правда, черные пачки тут увешаны не белыми снежными хлопьями, а светодиодами (как в фильме «Матильда»). При этом «черных» снежинок здесь сопровождают такие же «черные» кавалеры.

Если первый акт у Шпука решен преимущественно в монохромной гамме (история про принцессу Пирлипат вообще в излюбленном Шпуком черно-белом цвете), то во втором — блеск фантазии и буйство красок: фея Драже тут выходит в пачке, усыпанной пирожными, и с пирожным в прическе, в вальсе цветов пачки у балерин в виде лепестков, из лепестков и бородки у их обнаженных по пояс цветочных кавалеров, щеголяющих по сцене в штанах на подтяжках.

Чудес и спецэффектов, как и положено у Гофмана, в спектакле вдоволь: мыши тут гоняют на роликах, а Фриц (Дэниэл Маллиган) — брат Мари — на скейтборде. В финале сцена заполняется серебряными воздушными шариками. А начинается все с притулившейся в углу сцены клоунессы, которая, кемаря, играет на аккордеоне музыку из бессмертного балета (Ина Каллеас), а двум другим клоунам (Йен Хан и Мэтью Найт) приходится постоянно ее будить, толкая в бок. Клоуны тут проводники в наполненный фантасмагорией и мистикой мир Гофмана.

Применена у Шпука и удачная для «полночной гофманианы» концепция «театра в театре». Первый театр, собственно, это Новая сцена Большого, как в кабаре, сияющая лампочками. Второй — сцена, выстроенная у задника. Третий театр совсем маленький — это макет театра с застывшими бумажными фигурками. Обидно, что режиссерски эта идея практическим образом никак не обыграна в спектакле, и сцена, расположенная в глубине, банально используется как второй уровень, на который изредка перемещается многонаселенное представление.

Героев же тут видимо-невидимо. Помимо обычных: Мари (Мишель Уиллемс), ее крестного Дроссельмейера (Доминик Славковский), родителей и брата, тут еще и различные тетушки героини: Тетушка Снежинка (Елена Востротина), Тетушка Цветочек (Анна Хамзина) и Тетушка Фея Драже (Викторина Капитонова). В ходе спектакля они превращаются в ее сне в одноименных фей и отлично танцуют по ходу действия с кордебалетом вальс снежных хлопьев, вальс цветов, а также восточный танец, который достается фее Драже. Особенно многочисленны тут персонажи сказки про принцессу Пирлипат: это король, королева, четыре принца, министры, гувернантки, мыши. Все они в виде кукол находятся в витринах мастерской Дроссельмейера и в полуночный час механической кукольной походкой выходят оттуда, собственно, и начиная разыгрывать представление.

Естественно, чтоб разыграть столь многонаселенный балет и пересказать перипетии сказки Гофмана, Шпуку пришлось менять номера партитуры Чайковского по своему представлению. Так, из дивертисмента во втором акте остался лишь восточный танец, а под испанский и китайский погруженная в аквариум принцесса Пирлипат (Джуллия Тонелли), превращенная в зубастого уродца, например, лихо щелкает орешки. В первое отделение переместилась и «Жигонь», музыка «Танца пастушков» (у Льва Иванова он назывался «Танец леденцов» или «Танец с дудочками»), здесь же придворные волшебного королевства вприсядку отплясывают «русскую»…

Гораздо хуже, что хореография у Шпука не столь изобретательна, как его режиссерские задумки, грешит однообразием и отсутствием музыкальности. Она часто ложится поперек музыки Чайковского, не раскрывает ее богатой образности. И даже во время звучания такого шедевра, как музыка челесты, напоминающая переливы хрустальных колокольчиков (под нее танцуется женская вариация в классическом па-де-де, естественно, у Шпука, и она вырвана из привычного контекста и поставлена перед дуэтом), главная героиня просто слоняется по сцене, выясняя свои отношения с Дроссельмейером в долгополом сюртуке.

Этот герой у Шпука и становится главным героем постановки, а партия, прекрасно исполненная Домиником Славковским, в полной мере насыщена танцами, как и дуэт Мари с Принцем (племянником Дроссельмейера), проникновенно станцованный Мишель Уиллемс и Уильямом Муром. Труппа балета Цюриха вообще достаточно профессиональна, так что с задачами, поставленными перед ней балетмейстером, вполне справилась.

«Известно, сколько яркого творческого протеста и многогранной танцевальной игры породили «Лебединое озеро», «Щелкунчик» и «Спящая красавица», — говорит Ирина Черномурова. — Точно одно — пространства «пуантников» и «босоножек» сегодня совершенно невозможно представить без новых версий этих легендарных балетов Петипа, без творческого диалога, который ведут эти два пространства». Справедливость этих слов и подтвердил балет, показанный в финале фестивального марафона.

www.mk.ru

"Волшебный орех" Городовой - все новости дня

14 и 15 мая в Мариинском театре состоится мировая премьера двухактного балета "Волшебный орех" на музыку Сергея Слонимского.

14 и 15 мая в Мариинском театре состоится мировая премьера двухактного балета "Волшебный орех" на музыку Сергея Слонимского. Либретто, декорации, костюмы и постановка - Михаил Шемякин (2005), хореография - Донвена Пандурски (2005).

Балет будет своеобразной предысторией к "Щелкунчику", образуя с ним
дилогию "Гофманиана Шемякина". В основе либретто "Волшебного ореха"
лежит история превращения племянника Дроссельмейера, расколдовавшего
принцессу Пирлипат, в Щелкунчика.

Михаил Шемякин об истории создания балета: "Первая серьезная попытка
воссоздать полный сюжет сказки Гофмана "Щелкунчик и мышиный король"
была еще в 30-ые годы задумана блестящим хореографом Ф.В. Лопуховым.
Д.Д. Шостаковичу было сделано предложение написать музыку к новому
балету об истории Принцессы Пирлипат и племянника Дроссельмейера. К
сожалению, эта идея не была осуществлена из-за ужасной прессы, которая
обрушилась на Шостаковича после его работы над балетами "Болт" и
"Светлый ручей", в результате Дмитрий Шостакович зарекся больше не
связываться с балетной музыкой. В начале 1990-ых годов американский
хореограф Марк Моррис в своем балете "Крепкий орешек" посвятил начало
второго акта "Шелкунчика" Чайковского этому сюжету. Естественно,
втиснуть довольно сложный, одновременно романтичный и трагический
сюжет истории племянника Дроссельмейера и Принцессы Пирлипат в
традиционный балет "Шелкунчик" - очень трудно. В таком случае
нарушается замысел Петипа и Чайковского. Поэтому я, написавши либретто
по сказке Гофмана, обратился к замечательному петербургскому
композитору С.М. Слонимскому с просьбой написать музыку для данного
балета - и надеюсь, что в новой постановке, которая органически будет
связана с уже осуществленным мною и Кириллом Симоновым "Щелкунчиком", зритель вспомнит подзабытую сказку и проникнется большей симпатией к образу Щелкунчика".

Сергей Слонимский: "По предложению Михаила Шемякина - автора
драматургии, постановки и сценографии - я написал музыку нового
балета. Первоначально наш балет был задуман и поставлен как сюжетный
пролог к "Щелкунчику". Разумеется, никто не покушался на гениальную
музыку Чайковского (инсинуации по этому поводу вызывали законную
аналогию с некогда громоподобной статьей в "Правде", клеветнически
обвинявшей "композиторишку" Шнитке, Рождественского и Любимова в
кощунственном искажении "Пиковой дамы"). Мы перевели на язык балета
первую половину сказки Гофмана - грустную и, увы, слишком правдивую
поныне историю о равнодушных ко всем, кроме себя, наивно прожорливых
людях и мышах, о благородном юноше - спасителе, о мстительной
повелительнице мышей и неблагодарной принцессе, о самолюбивом и
настырно упрямом тиране (прародителе андерсоновских и шварцовских
королей). Теперь я с волнением и живым интересом жду новое
хореографическое воплощение нашей работы талантливым балетмейстером
Донвеной Пандурски и чудесными артистами балета. Посмотрим, какова
будет непосредственная реакция непредвзятой аудитории".

Донвена Пандурски: "Волшебство для меня - весь процесс работы,
связанный с созданием балета "Волшебный орех". Э.Т.А. Гофман, Михаил
Шемякин, Сергей Слонимский, Валерий Гергиев - все эти имена,
объединенные Мариинским театром, уже создают ту магическую силу,
благодаря которой родился замысел нового балета-сказки. Меня
пригласили как хореографа, передо мной стояла задача рассказать эту
сказку на современном, понятном и, в то же самое время, волшебном
языке танца. Сказка, которая должна волновать сердца детей и взрослых
сегодняшнего дня. Перед моими глазами, с одной стороны, лежало
интересное либретто Шемякина и его фантастические эскизы декораций,
костюмов и масок, заставляющие меня искать такую пластику, посредством
которой они ожили бы на сцене, оставаясь при этом шемякинскими по
своему духу. С другой стороны присутствовала серьезная симфоническая и
современно звучащая музыка Слонимского, театральная рельефность и
экспрессивность которой давали мне прекрасную возможность раскрыть
самые разные характеры многочисленных героев. Начиная свою работу с
высокопрофессиональной труппой балета Мариинского театра, я не столько
думала, как поставить этот балет, сколько задавала себе вопрос: "О
чем, в сущности, он?". И вдыхая полной грудью эту магию, которую
благосклонно предлагала мне судьба, я начала находить ответ. А он
скрывался между различными пластами балета - между смешным и грустным,
между гротесковым и романтическим. Это был сам Гофман - Шемякин или
может быть Дроссельмейер, которому приходится водить зрителя за руку,
как маленькую Машу из сказки в причудливом мире вечной борьбы между
добром и злом. Это был и сам племянник Дроссельмейера или, может быть,
его помолодевшее второе "я", готовое пройти сквозь любые испытания и
жертвы, чтобы спасти неблагодарную принцессу Пирлипат. Выставленный на
всеобщее посмешище и жестоко наказанный за свое благородство, он
страдает, но раскрывает для нас свои объятия и, вопреки всему,
передает нам свою веру в добро. Для меня в волшебном орехе скрывается
именно это - неугасающее желание делать добро, даже тогда, когда
отвернулась судьба. Я буду счастлива, если нашему балету удастся
увлечь зрителей и передать им частицу волшебного мира Гофмана и
Шемякина".

www.gorodovoy.spb.ru

Я работаю нормально. Просто другие, по сравнению со мной, работают мало — Российская газета

На несколько дней в Петербург приехал из Франции Михаил Шемякин. В залах своего фонда художник открыл выставку "Монстры. Мифологические персонажи". А в Мариинском театре Шемякин подготовил к выпуску балет "Волшебный орех" по сказке Э.Т. Гофмана "Щелкунчик и Мышиный король", где он режиссер, автор либретто, декораций и костюмов.

- Несмотря на то, что никакой поддержки нет - ни от правительства города, ни от Министерства культуры, и все держится на энтузиазме сотрудников моего Фонда, я привожу в Петербург разные программы, и мы организуем выставки. Это очень крошечная экспозиция, ведь мы ограничены помещением. У меня по монстрам около 38 папок исследований, каждая займет пространство, если делать экспозицию, приблизительно 500 квадратных метров. В Америке я делаю выставки ежегодно. Американцы оплачивают большое помещение, - рассказал Михаил Шемякин. - Помещение, в котором мы сейчас с вами сидим (Фонд художника на улице Садовой. - От авт.), было выделено не под выставочные залы. Его подарил мне в качестве квартиры и мастерской Владимир Путин. Однажды он спросил: "Миша, а почему ты в отеле живешь?" - "А где же мне жить? В 1971 году меня изгнали из СССР "навсегда", не разрешив взять с собой даже маленького чемодана. А две комнаты в коммунальной квартире занял другой жилец". Теперь я привожу сюда научные программы, и мы делаем выставки, что гораздо важнее, чем если бы я приезжал несколько раз в год и рисовал здесь свои картинки. Аналогов моим исследованиям, моей библиотеке нет во всем мире. Я занимаюсь одновременно изучением свыше 750 направлений в изобразительном искусстве. Можно было бы делать громадные программные выставки, где участвовало бы много художников из разных стран, проводить пресс-конференции, заниматься научной работой. В России много людей, которые обладают колоссальным потенциалом, энергией, жаждой участвовать в чем-то новом. Хотелось бы приглашать к сотрудничеству поэтов, писателей, психологов, аналитиков. Но пока это только мечты.

Балетное закулисье

Российская газета: Вы решили восстановить в Мариинском театре свою постановку 2003 года "Волшебный орех"?

Михаил Шемякин: Это решение Валерия Гергиева. Спектакль давно не шел, я приехал посмотреть репетиции, как выглядят декорации - не обветшали ли. Вообще спектакль претерпел большие изменения. Сначала он был дополнением к балету Чайковского "Щелкунчик", одноактная вставка - рассказ о том, кто такой Щелкунчик. Потом, когда Сергей Слонимский написал замечательную музыку уже к двухактному спектаклю, Гергиев решил сделать отдельный балет, который иногда показывали днем перед вечерним "Щелкунчиком" Чайковского с классическим либретто Петипа, мною переделанным. Раньше постановка называлась "Принцесса Пирлипат". Гергиев посоветовал сменить название на более легкое.

РГ: У вас не пропало желание работать в Мариинке после разгромных статей критиков и журналистов по поводу вашего "Щелкунчика", которого язвительно называют "Шемякунчиком"?

Шемякин: Эти статьи меня удручают. Стыдно за журналистов. Облить человека помоями нетрудно, а вот сделать серьезный анализ балета, конечно, очень и очень сложно. Спектакли создаются для публики, а она, как известно, голосует ногами: идти или не идти в театр. Успех спектакля измеряется кассовыми сборами, когда зал набит битком и невозможно купить билет. "Щелкунчик" идет 10 лет, приносит Мариинскому театру хорошие дивиденды. Что касается злобной прессы, я собираю ее в папку "Бяки против Шемяки". В основном, все там на моем родном русском языке, иногда на украинском встречаются. В газете "Культура" вышла статья после юбилейного спектакля, где каждое слово - яд. "Юбилей прошел при полном зале, но без оваций, заурядный и обыденный спектакль сдулся и вылинял".

Пишут, что спектакль давным-давно провалился и даже снят с репертуара - и это накануне юбилея! Или что он оказался слишком пресным. То есть сначала пугал, а теперь это скучно. Выясняется, что я уродую сознание детей, потому что у меня по сцене бегают длинноносые крысы. Они такие обаятельные, смешные! Разве сегодня испугаешь ребенка крысой? Гораздо страшнее то, что они видят по телевизору. Французы дважды приглашали мой спектакль в парижский "Шатле". Однажды в зале были только дети - две с половиной тысячи! Шум стоял такой, что я был в ужасе: зачем им балет? Но как только открыли занавес, наступила тишина, какую взрослые не в состоянии держать. А потом была встреча с детьми. Я вышел на сцену, говорил с ними, и они сразу спросили: "Месье Шемякин, а почему так мало крыс?"

На голом энтузиазме

РГ: Поражает, как много вы делаете. Выставки в Краснодаре, Владикавказе, Петербурге, в Америке… Живопись, скульптуры, фотографии. Театр, кино. При этом вы говорите, что если беретесь за дело, то работаете въедливо, дотошно, а не "быстро-быстро".

Шемякин: Тот ритм, в котором мы с женой Сарой живем, исключает отдых в традиционном понимании, когда можно куда-то уехать на месяц. Если я не занимаюсь живописью, то перехожу к графике или исследовательской работе в лаборатории института, пишу либретто для балета или делаю эскизы декораций. Сейчас я должен создать концепцию оперы Сергея Слонимского "Король Лир" для Самарского театра оперы и балета, выполнить эскизы декораций, костюмов. Работаю над большим балетом, мистерией "Дети-жертвы пороков взрослых" для Вильнюсского театра оперы и балета. Вместе с хореографом Кириллом Симоновым мы поставили там недавно к 85-летию балетной труппы балет "Коппелия", второе название - "Песочный человек", по Гофману, очень сложный. Мне пришлось создать новое либретто, колоссальное количество костюмов, декорации. Премьера состоялась, и аплодисменты, как ни странно, были. И пресса, в отличие от отечественной, была профессиональной и очень благожелательной. 

Что касается "обвинения" меня в "трудоголизме", то вспоминается замечательная фраза одного умного трудоголика в ответ на удивленные возгласы: "Как много вы работаете!": "Я работаю нормально. Просто другие, по сравнению со мной, работают очень мало". Вспомните людей эпохи Возрождения. Леонардо да Винчи работал как живописец, скульптор, архитектор, ученый, инженер, писал трактаты, ставил спектакли, держал мастерскую, где обучал учеников. И это было нормально. Микеланджело был ко всему прочему - великолепным поэтом. Питер Брейгель создавал в Антверпене канал, был замечательным гравером. Помню, в 60-е годы в Ленинграде мне было понятно, что мои работы никому не нужны, что их никто не выставит, но я днем занимался тяжелой, грязной физической работой на городских помойках, на морозе убирал снег, колол лед, а ночью писал картины. Потому что не мог жить без этого. И так же мои друзья, поэты и писатели Виктор Кривулин, Володя Уфлянд, Олег Охапкин, Олег Григорьев, ныне покойные. И писатели писали "в стол", и кинофильмы годами лежали "на полке", и партитуры пылились. Но прошло время и действительно оказалось, что "рукописи не горят". Закончив семилетнюю работу над книгой "Две судьбы" (это сорок две иллюстрации к песням и стихам Владимира Высоцкого), собираюсь приступить к иллюстрированию стихов Охапкина.

РГ: Недавно вы обсуждали с Путиным свой проект по созданию во Франции центра для художников Северного Кавказа. Как продвигается дело?

Шемякин: Хотите слышать горькую правду?  Да никак. У Владимира Владимировича нашлось около двух часов, чтобы внимательно выслушать мою речь об актуальнейших, наболевших проблемах, затрагивающих, в первую очередь, помощь и поддержку молодежи Северного Кавказа. Имидж Кавказа в сознании Европы должен измениться, со словом "Кавказ" не должно ассоциироваться слово "террор", а благодаря работе художественного центра во Франции можно показать, что люди Кавказа обладают большой и древней культурой, трагической и героической историей, что талантливой молодежи есть с чем предстать на художественной арене западного мира. У Президента Кабардино-Балкарии Арсена Канокова и у полпреда по Северному Кавказу Александра Хлопонина нет времени откликнуться на письма и звонки художника Шемякина-Карданова. 

РГ:  Вы готовили выставку для Русского музея - "Тротуары Парижа".

Шемякин: Планирую сделать ее только в конце следующего года. Материала много - примерно 280 тысяч фотографий тротуаров - пятен, листьев, смятой бумаги на них.  Я обрабатываю снимки и расписываю их, показывая, насколько богат и разнообразен мир, который мы не замечаем, мимо которого проходим каждый божий день.  А там, оказывается, обитают различные фантастические существа, звери, ангелы и призраки.  Одновременно мы готовим к этой выставке несколько перформансов со Славой Полуниным, Антоном Адасинским и Анваром Либабовым на эту же тему. Еще будет подготовлена большая книга, показывающая мой метод работы и мастеров, занимающихся схожими с моими поисками новых форм, новых миров.

РГ:  Есть желание поработать в кино?

Шемякин: Желание-то есть. Мы показали год назад в Петербурге, в театральном институте, который закончила моя мама (актриса Юлия Предтеченская. - От авт.), отрывки из нашего анимационного фильма "Гофманиада". Работаем над ним 7 лет, в Москве, на студии "Союзмультфильм". При том финансировании, что у нас есть, нам работать еще года четыре. Хотя наши расценки даже смешно сравнивать с западными. В Америке такой фильм стоит приблизительно 150 миллионов долларов. Бюджет нашего фильма 3 миллиона евро! Эту безумно дорогую работу мы делаем на голом энтузиазме. Бригада великолепная, и мы хотим снять этот фильм. Осенью покажем фрагменты на кинорынке в Каннах. Может, повезет, и западные продюсеры дадут деньги на продолжение работы, поскольку в российском министерстве культуры традиционный ответ много лет: денег нет.

РГ:  А о чем вы снимаете фильм во Франции?

Шемякин: Ни о чем. Это просто зарисовки. Условно, скажем, снов. Мы собираемся втроем - со Славой Полуниным и Антоном Адасинским - и записываем на черно-белую камеру странные импровизации, полуабсурдные сцены в духе, может быть, раннего Бюнюэля ("Андалузская собака", "Золотой век").

РГ: Вы стали лауреатом премии имени Людвига Нобеля. Ее вручают за весомый вклад, выдающиеся достижения - "людям, беззаветно любящим Россию". Какие чувства испытали?

Шемякин: Несмотря на то, что Бродский получил Нобелевскую премию в Стокгольме, а мы в Царском Селе, наверняка сейчас он где-то там завидует нам, которые могут встать рядом с Валентиной Терешковой, первой из женщин отправившейся покорять космос. Ее мужество всегда вызывало у меня глубочайшее уважение. Это одна из премий, которая не является государственной и имеет пока незапятнанную репутацию.

rg.ru

М.ШЕМЯКИН. ЭСКИЗЫ К БАЛЕТУ "ВОЛШЕБНЫЙ ОРЕХ"

24 ноября 2005—13 декабря 2005

В преддверии новогодних и рождественских праздников, Государственный Русский музей представляет очередную страницу "Гофманианы" Михаила Шемякина. В 2001 году в Строгановском дворце были представлены эскизы художника к постановке балета Петра Чайковского "Щелкунчик" в Мариинском театре Санкт-Петербурга. Нынешняя экспозиция посвящена новой работе М. Шемякина — постановке балета на музыку Сергея Слонимского "Волшебный орех" по мотивам сказки Э.-Т.-А. Гофмана "Щелкунчик и мышиный король", мировая премьера которого состоялась 15 мая этого года на той же сцене. Михаил Шемякин в этом спектакле является создателем либретто, постановщиком и художником — автором сценографии и костюмов. "Волшебный орех" — это пролог "Щелкунчика", рассказ о превращении племянника Дроссельмейера, расколдовавшего принцессу Пирлипат, в Щелкунчика, "история о равнодушных ко всем, кроме себя, наивно прожорливых людях и мышах, о благородном юноше — спасителе, о мстительной повелительнице мышей и неблагодарной принцессе, о самолюбивом и настырно упрямом тиране (прародителе андерсоновских и шварцовских королей)". Представленные на выставке эскизы М. Шемякина, феерические костюмы и макеты декораций последовательно проводят зрителя по перипетиям сюжета, одновременно "смешного и грустного, гротескового и романтического". Борьба сил добра и зла выражена художником в контрастах света и цвета: мрачной "крысиной" теме противопоставлено яркое звучание фантазийных композиций благородного, "хорошего", мира. Вместе с тем, этот балет — сказка, к тому же детская, и потому в цикле эскизов постоянно присутствует добрый юмор, тонкая улыбка и прекрасные чудеса. Автор хореографии балета Донвена Пандурски, стремившаяся в своей работе искать такую пластику, посредством которой герои балета ожили бы на сцене, оставаясь шемякинскими по своему духу, главным ключом постановки считает "именно это неугасающее желание делать добро, даже тогда, когда отвернулась судьба". Предлагаемая выставка позволяет зрителям составить представление о театральном творчестве одного из крупнейших современных художников. "Мне кажется, — пишет Михаил Шемякин, — сегодняшняя публика уже соскучилась по эстетике, по цвету, по краскам. И тот путь, который я прокладываю в театральной своей деятельности, вполне актуален и востребован".

www.rusmuseum.ru

"Волшебный орех" Шемякина / Новости культуры / Tvkultura.ru

24 ноября в Строгановском дворце Государственного Русского музея открывается выставка известного художника Михаила Шемякина. Экспозиция представляет 110 эскизов, два костюма и макет сцены подводного царства к поставленному Мариинским театром, двухактному балету "Волшебный орех" на музыку Сергея Слонимского.
Михаил Шемякин - автор либретто, декораций, костюмов, но самое главное художник выступил в качестве постановщика спектакля. В основе либретто "Волшебного ореха" лежит история превращения племянника Дроссельмейера в Щелкунчика. Это - своего рода до-Щелкунчик, сказка о благородном юноше, сохранившем желание делать добро даже тогда, когда от него отвернулась судьба. Ранее Шемякин поставил на этой сцене балет "Щелкунчик". Оба спектакля образуют единственную в своем роде дилогию "Гофманиана Шемякина".
Михаил Михайлович Шемякин родился в 1943 году в Москве, в семье актрисы и военного. Детство Михаила Шемякина прошло в Германии, в городе Кенигсберге, где служил его отец.
По возвращении на родину в 1957 году Михаил Шемякин поступил в Ленинградскую среднюю художественную школу имени И.Е. Репина при Академии художеств, откуда впоследствии был отчислен за то, что его "художественное мировоззрение не соответствовало нормам социалистического реализма". С городом на Неве у художника связано многое - учеба, первые творческие успехи, первая выставка в помещении редакции ленинградского журнала "Звезда", сделавшая его имя известным (1962). "Петербург воспитал меня как художника и человека. Помог создать свой мир - мир карнавалов, мир моих натюрмортов, который зарождался во мне в те далекие шестидесятые годы", - говорит Михаил Михайлович.
В 1959-1961 годах Шемякин, не переставая заниматься творчеством, работал чернорабочим. Искусство авангардистов 1960-х годов было загнано в подполье, многие художники, в том числе и Михаил Шемякин, подверглись гонениям. В результате наступило новое испытание - принудительное лечение в одной из экспериментальных психиатрических лечебниц.
Затем Михаил Шемякин устроился такелажником в Государственный Эрмитаж, где проработал в течении пяти лет. В 1967 году он создал группу "Санкт-Петербург" и в соавторстве с философом Владимиром Ивановым написал теорию метафизического синтезизма, посвященную созданию новой иконы на основе изучения религиозного искусства всех времен и народов. За эти исследования художник удостоен званий почетного доктора (Doctor Hоnoris Causa) университета в Сан-Франциско (США), Сидар-Крест Колледжа (США), Европейской академии искусств (Франция), Российского государственного гуманитарного университета (Москва), университета Кабардино-Балкарии (Нальчик). Продолжаются эти исследования и поныне в созданном М. Шемякиным Институте философии и психологии творчества.
В 1971 году череда гонений и испытаний для Михаила Шемякина закончилась лишением гражданства и высылкой из страны. 10 лет он жил и работал в Париже. В 1974 году там впервые был показан его акварельный цикл "Петербургский карнавал", принесший художнику мировую славу.
В 1981 году Михаил Шемякин переехал в Нью-Йорк. А позднее, приняв американское гражданство, он поселился в небольшом городке Клаверак, в окрестностях Нью-Йорка. Все эти годы его работы выставлялись в Европе, США, Бразилии, Японии, Гонконге.
Возвращение искусства Шемякина в Россию началось в 1989 году, когда в Москве и Ленинграде прошли его первые, с момента высылки из страны, персональные выставки. В 1990-е годы персональные выставки М. Шемякина проходили в Третьяковской галерее, в галерее "Дом Нащокина" в Москве, в Эрмитаже, Государственном Русском музее и в Манеже в Санкт-Петербурге. Сегодня его работы находятся в постоянной коллекции многочисленных музеев, в том числе "Метрополитен" (Нью-Йорк), Государственная Третьяковская галерея (Москва), Государственный Русский музей (Санкт-Петербург), Музей современного искусства (Париж), Яд Вашем и Музей современного искусства (Тель-Авив).
С Сергеем Слонимским Шемякина связывает давняя и преданная дружба. Шемякин считает Слонимского "одним из выдающихся композиторов конца двадцатого и начала нашего столетия".
Представленные на выставке эскизы М. Шемякина, феерические костюмы и макет декораций последовательно проводят зрителя по перипетиям сюжета, одновременно "смешного и грустного, гротескового и романтического". Борьба сил добра и зла выражена художником в контрастах света и цвета: мрачной "крысиной" теме противопоставлено яркое звучание фантазийных композиций благородного, "хорошего", мира. Вместе с тем, этот балет – сказка, к тому же детская, и потому в цикле эскизов постоянно присутствует добрый юмор, тонкая улыбка и прекрасные чудеса. Автор хореографии балета Донвена Пандурски, стремившаяся в своей работе искать такую пластику, посредством которой герои балета ожили бы на сцене, оставаясь шемякинскими по своему духу, главным ключом постановки считает "именно это неугасающее желание делать добро, даже тогда, когда отвернулась судьба".
Предлагаемая выставка позволяет зрителям составить представление о театральном творчестве одного из крупнейших современных художников. "Мне кажется, - пишет Михаил Шемякин, - сегодняшняя публика уже соскучилась по эстетике, по цвету, по краскам. И тот путь, который я прокладываю в театральной своей деятельности, вполне актуален и востребован"

Информационный спонсор Русского музея – Портал "Музеи России".
/// Пресс-служба ГРМ

В мир волшебства и сказок перенесет посетителей новая выставка, открывающаяся сегодня в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге. В залах Строгановского дворца на Невском проспекте перед публикой предстанут эскизы Михаила Шемякина к двухактному балету "Волшебный орех" - своеобразному прологу к знаменитому "Щелкунчику" П.И.Чайковского.
В основе балета, в котором Шемякин выступил автором либретто, декораций, костюмов и постановщиком спектакля, лежит история превращения племянника Дроссельмейера в Щелкунчика. Премьера балета состоялась в Мариинском театре в апреле 2005 года.
Как сообщили корр. ИТАР-ТАСС в пресс-службе Русского музея, экспозиция в Строгановском дворце объединит 120 эскизов Шемякина, два костюма и макет сцены подводного царства к поставленному Мариинским театром балету на музыку Сергея Слонимского. Произведения живописи погружают зрителя в атмосферу сказки Э.Т.А. Гофмана "Щелкунчик и мышиный король", повествующей о благородном юноше, сохранившем желание делать добро, даже когда от него отвернулась судьба. "Волшебный орех" называют "до-Щелкунчиком", а вместе оба балета составляют единственную в своем роде дилогию "Гофманиана Шемякина".
В рамках выставки в Русском музее будет также представлена книга Шемякина "Волшебный орех - пролог к "Щелкунчику".
Новый вариант "Щелкунчика" был поставлен Шемякиным в Мариинском театре в 2001 году. А театральную деятельность художник начал еще в 1967 году - с постановки оперы Шостаковича "Нос" в Оперной студии Ленинградской консерватории.
// ИТАР-ТАСС

tvkultura.ru

МИХАИЛ ШЕМЯКИН. Часть II. Искусство театра: ziggyibruni — LiveJournal

На тему балета И.Стравинского «Петрушка». 1989. Цветная литография

В 1960-е годы Шемякину только один раз представилась возможность поработать в качестве театрального художника – при постановке оперы Д.Шостаковича «Нос» на учебной сцене питерской Консерватории. Но премьерой дело и ограничилось. Лишь тридцать лет спустя он вернулся в мир театра, когда Валерий Гергиев предложил ему поставить «Щелкунчика» на сцене Мариинского театра. Шемякин создал принципиально новую концепцию этого балета, иногда, к сожалению, трактуемого на манер рождественской сказочки.

Другая крайность, типичная для теперешних режиссеров, заключается в стремлении «осовременить» спектакль, превратив его в «лабораторию» для порнографических экспериментов, не имеющих ничего общего ни с Гофманом, ни с Чайковским. Напротив, для М.Шемякина главным остается верность замыслам обоих мастеров, для которых искусство было путем восхождения к миру Красоты, просвечивающей сквозь образы «Щелкунчика».
Как В.Гергиев своей интерпретацией музыки Чайковского выявил и обострил заложенный в ней драматизм, так и М.Шемякин, со своей стороны, содействовал обновленному прочтению знаменитого и порядком приевшегося балета, показав скрытые в нем метафизические глубины. Поскольку в традиционное либретто Мариуса Петипа не были включены темы трех глав сказки Гофмана, повествующих об истории волшебного ореха и превращения племянника Дроссельмейера в куклу Щелкунчика, то у Шемякина возник замысел создать спектакль, который позволил бы восстановить в целостности сюжет этого романтического произведения. Новый балет на музыку С. Слонимского получил название «Волшебный орех». Он воспринимается как нарядное карнавальное зрелище, но нельзя не почувствовать стоящую за всем философию художника, наблюдающего переплетения миров, находящихся нередко друг с другом в непримиримом противоречии.


На тему балета И.Стравинского «Жар-птица». 1989. Цветная литография


На тему балета И.Стравинского «Жар-птица». 1989. Цветная литография


На тему балета И.Стравинского «Весна священная». 1989. Цветная литография


На тему балета И.Стравинского «Весна священная». 1989. Цветная литография


Персонаж балета И.Стравинского «Весна священная». 1993. Раскрашенное дерево


Персонаж балета И.Стравинского «Весна священная». 1993. Раскрашенное дерево


Персонаж балета И.Стравинского «Весна священная». 1993. Раскрашенное дерево


Из серии «Карнавал Санкт-Петербурга». 1994. Раскрашенное дерево, полимерная масса


Из серии «Карнавал Санкт-Петербурга». 1994. Раскрашенное дерево, полимерная масса


Из серии «Карнавал Санкт-Петербурга». 1994. Раскрашенное дерево, полимерная масса


Из серии «Карнавал Санкт-Петербурга». 1994. Раскрашенное дерево, полимерная масса


Из серии «Карнавал Санкт-Петербурга». 1994. Раскрашенное дерево, полимерная масса


Голова Петрушки. 1998. Полимерная масса


Голова Петрушки. 1998. Полимерная масса


Голова Петрушки. 1998. Полимерная масса


Голова Петрушки. 1998. Полимерная масса


Петрушка. 1998. Полимерная масса


Портрет И.Стравинского. 1985. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету П.И.Чайковского «Щелкунчик». Крыс-ветеран. 2000


Эскиз костюма к балету П.И.Чайковского «Щелкунчик». Маша и Щелкунчик. 2000


Эскиз костюма к балету П.И.Чайковского «Щелкунчик». Щелкунчик. 2000


Эскиз костюма к балету П.И.Чайковского «Щелкунчик». Мухолов. 2000


Эскиз костюма к балету П.И.Чайковского «Щелкунчик». Крысенок в головке сыра. 2000


Эскиз костюма к балету П.И.Чайковского «Щелкунчик». Персонажи Конфитюренбурга. 2000


Эскизы костюмов к балету П.И.Чайковского «Щелкунчик». 2000


Крысенок. 1999. Дерево, акрил


Крысенок с сосисками. 1999. Дерево, акрил


Крыс с куском сыра. 1999. Дерево, акрил


Крыс с сосиской. 1999. Дерево, акрил


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Сатир. 2005. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Кот-охранник. 2001. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Старый крыс-аристократ. 2002. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Морской конек. 2005. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Подводный военачальник. 2005. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Крыс-аристократ. 2005. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Французский жених. 2005. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Пивной крыс. 2002. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Крыс с куском сыра. 2002. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Крысы-испанцы. 2002. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Крысенок с сыром. 2002. Бумага, тушь, акварель

Шемякин & Петербург. Пространство времени. Предисловие В.Иванова. Спб., 2007

ziggyibruni.livejournal.com

МИХАИЛ ШЕМЯКИН. Часть II. Искусство театра

МИХАИЛ ШЕМЯКИН. Часть II. Искусство театра


На тему балета И.Стравинского «Петрушка». 1989. Цветная литография

В 1960-е годы Шемякину только один раз представилась возможность поработать в качестве театрального художника – при постановке оперы Д.Шостаковича «Нос» на учебной сцене питерской Консерватории. Но премьерой дело и ограничилось. Лишь тридцать лет спустя он вернулся в мир театра, когда Валерий Гергиев предложил ему поставить «Щелкунчика» на сцене Мариинского театра. Шемякин создал принципиально новую концепцию этого балета, иногда, к сожалению, трактуемого на манер рождественской сказочки.

 

читать целиком

Другая крайность, типичная для теперешних режиссеров, заключается в стремлении «осовременить» спектакль, превратив его в «лабораторию» для порнографических экспериментов, не имеющих ничего общего ни с Гофманом, ни с Чайковским. Напротив, для М.Шемякина главным остается верность замыслам обоих мастеров, для которых искусство было путем восхождения к миру Красоты, просвечивающей сквозь образы «Щелкунчика».
Как В.Гергиев своей интерпретацией музыки Чайковского выявил и обострил заложенный в ней драматизм, так и М.Шемякин, со своей стороны, содействовал обновленному прочтению знаменитого и порядком приевшегося балета, показав скрытые в нем метафизические глубины. Поскольку в традиционное либретто Мариуса Петипа не были включены темы трех глав сказки Гофмана, повествующих об истории волшебного ореха и превращения племянника Дроссельмейера в куклу Щелкунчика, то у Шемякина возник замысел создать спектакль, который позволил бы восстановить в целостности сюжет этого романтического произведения. Новый балет на музыку С. Слонимского получил название «Волшебный орех». Он воспринимается как нарядное карнавальное зрелище, но нельзя не почувствовать стоящую за всем философию художника, наблюдающего переплетения миров, находящихся нередко друг с другом в непримиримом противоречии.


На тему балета И.Стравинского «Жар-птица». 1989. Цветная литография


На тему балета И.Стравинского «Жар-птица». 1989. Цветная литография


На тему балета И.Стравинского «Весна священная». 1989. Цветная литография


На тему балета И.Стравинского «Весна священная». 1989. Цветная литография


Персонаж балета И.Стравинского «Весна священная». 1993. Раскрашенное дерево


Персонаж балета И.Стравинского «Весна священная». 1993. Раскрашенное дерево


Персонаж балета И.Стравинского «Весна священная». 1993. Раскрашенное дерево


Из серии «Карнавал Санкт-Петербурга». 1994. Раскрашенное дерево, полимерная масса


Из серии «Карнавал Санкт-Петербурга». 1994. Раскрашенное дерево, полимерная масса


Из серии «Карнавал Санкт-Петербурга». 1994. Раскрашенное дерево, полимерная масса


Из серии «Карнавал Санкт-Петербурга». 1994. Раскрашенное дерево, полимерная масса


Из серии «Карнавал Санкт-Петербурга». 1994. Раскрашенное дерево, полимерная масса


Голова Петрушки. 1998. Полимерная масса


Голова Петрушки. 1998. Полимерная масса


Голова Петрушки. 1998. Полимерная масса


Голова Петрушки. 1998. Полимерная масса


Петрушка. 1998. Полимерная масса


Портрет И.Стравинского. 1985. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету П.И.Чайковского «Щелкунчик». Крыс-ветеран. 2000


Эскиз костюма к балету П.И.Чайковского «Щелкунчик». Маша и Щелкунчик. 2000


Эскиз костюма к балету П.И.Чайковского «Щелкунчик». Щелкунчик. 2000


Эскиз костюма к балету П.И.Чайковского «Щелкунчик». Мухолов. 2000


Эскиз костюма к балету П.И.Чайковского «Щелкунчик». Крысенок в головке сыра. 2000


Эскиз костюма к балету П.И.Чайковского «Щелкунчик». Персонажи Конфитюренбурга. 2000


Эскизы костюмов к балету П.И.Чайковского «Щелкунчик». 2000


Крысенок. 1999. Дерево, акрил


Крысенок с сосисками. 1999. Дерево, акрил


Крыс с куском сыра. 1999. Дерево, акрил


Крыс с сосиской. 1999. Дерево, акрил


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Сатир. 2005. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Кот-охранник. 2001. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Старый крыс-аристократ. 2002. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Морской конек. 2005. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Подводный военачальник. 2005. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Крыс-аристократ. 2005. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Французский жених. 2005. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Пивной крыс. 2002. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Крыс с куском сыра. 2002. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Крысы-испанцы. 2002. Бумага, тушь, акварель


Эскиз костюма к балету С.Слонимского «Волшебный орех». Крысенок с сыром. 2002. Бумага, тушь, акварель

Шемякин & Петербург. Пространство времени. Предисловие В.Иванова. Спб., 2007
ziggyibruni: МИХАИЛ ШЕМЯКИН. Часть I. Иллюстрации  

alindomik.livejournal.com


Смотрите также