все о орехах

Антон орех реплики эхо москвы


Коронафейки — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 31.03.2020

Запреты, штрафы, ограничения, снова штрафы. Ужесточить, увеличить наказания, обязать. Это единственное, что наши депутаты и власть вообще умеют делать хорошо. Делают это с удовольствием, с душой и умело. Конечно, наказания за фейки о коронавирусе должны были появиться раньше, чем маски в аптеках. Конечно, суммы штрафов должны быть серьезнее, чем запасы санитайзеров. Ну, допустим. Осталось только четко понять, что такое фейк о коронавирусе.

Фейк – это заведомо недостоверные сведения, правильно? А как я могу отличить заведомо недостоверные сведения от множества версий и советов, которые гуляют сейчас по Сети, в телевизоре и вообще везде? Фейки появляются тогда, когда людям не хватает информации. Вы лучше с этим разберитесь для начала, чтобы граждане четко понимали, в чем опасность, и почему каждая ограничительная мера – это не каприз, и почему мытье рук и дистанция в два метра – это не детская забава.

Несколько недель на экранах телевизоров маячили иной раз даже уважаемые доктора, которые говорили, что коронавирус не страшнее сезонного гриппа. И люди стали думать, что это так.

Политологи рассуждали сперва о том, что это американцы заразили китайцев, потом, что китайцы заразили американцев, потом, что мировое сионистское лобби заразило весь мир и у людей начались конспирологические глюки. Когда Клейменов на Первом канале рассказывает, что коронавирус произошел от слова «корона», а короны на конкурсах красоты раньше вручал Трамп – это фейк или официальное заявление? Когда по Подмосковью катаются полицейские и сообщают о комендантском часе – это как понять? Или просто понять и простить, как говорит подмосковный губернатор? Когда на официальном ресурсе Татарстана появляются сообщения о введении неких пропусков с кодами – как можно в этом сомневаться?

Даже уважаемый Оперштаб в столице вдруг выдает 14 апреля, как срок самоизоляции – кому же мне верить, как не Оперативному штабу? За всё это надо кого-то наказать? Или накажут какого-нибудь гражданина, впавшего в панику от многодневного сидения взаперти? Сейчас полно проблем, кроме борьбы с фейками.

Сейчас надо спасать людей в прямом смысле и налаживать жизнь, которая перевернулась вверх ногами. Но я понимаю, что в стране есть целая армия бездельников, которые заняты патрулированием соцсетей и выявлением неблагонадежных. Эту армию никак нельзя оставить без работы.

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА ЭТО НЕ ФЕЙК НЬЮС

echo.msk.ru

Много не пейте — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 25.03.2020

Вот мы и убедились окончательно и бесповоротно, какая сила может побороть Путина. Ни оппозиция, ни натовцы, ни пиндосы. Только коронавирус смог нарушить стройные планы вождя, хотя я и не уверен, что мы должны говорить вирусу за это спасибо. А ведь как здорово было всё задумано! 22 апреля – 150-летие Ленина! Народ доволен – лишний выходной среди недели. Старики, которые самые дисциплинированные на выборах в плане явки, тоже довольны, для них Ленин – это не какой-то Гриб, а символ молодости. Коммунистам реверанс сделали опять же. Какой-то ковёрный депутат или сенатор (не помню) ввернул еще и Пасху с Рамаданом – мол, аккурат между ними проголосуем. Хотя, чем Рамадан или Пасха могли помешать Поправкам? Всё продумали, цирк устроили с Думой и Конституционным судом.

Но «силам природы на речи плевать». Теперь голосование еще неизвестно когда состоится. И я подозреваю, что его перенос лишь отчасти связан с пандемией. Потому что я так же не уверен, что Путин понимает истинный масштаб происходящего. Давешней поход в желтом костюме по больнице оставил странное впечатление. Казалось, что чиновники и медики больше переживали, как бы президент не расстроился, успокаивали его, вселяли оптимизм. А вот явка оказалась под угрозой. Тем же старикам теперь нельзя выходить на улицу и дома гостей лучше не принимать. Не все ведут себя сейчас сознательно, но миллионы людей решили отсидеться дома и голосование за какие-то поправки, с которыми и так всё ясно, сейчас их волнует меньше всего.

Агитировать придти на участки – вообще преступление. Участки к тому же в большинстве своем располагаются в школах. Учиться нельзя, а голосовать можно? Так что Путину светило получить одобрение его поправок силами жалкого процента голосующих. А потом ведь ему еще в президенты идти. Благодаря поправкам, за которые никто не голосовал. Получалось совсем уж не красиво. Поэтому пока отбой.

А чтобы граждане не огорчались, что не смогут сейчас поставить нужные галочки, им дали неделю безделья. Сидеть дома и просто ничего не делать, потому что даже пойти сейчас некуда. Друзья! Вы уж там много не пейте! Когда-нибудь вирус пройдет, а здоровье, в отличие от водки, не купишь! В ТЕЛЕГРАМЕ ОРЕХА НЕ БУХАЮТ!

echo.msk.ru

Мы вас знаем! — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 27.03.2020

Люди циничны. На словах нам жалко и детей Африки, и сирот Азии, и жертв какого-нибудь землетрясения или цунами в Южном полушарии. Но жалко нам их ровно те три секунды, пока мы читаем об этом новость. Потому что беда не касается лично нас, наших близких и никого из тех, кого мы знаем. Поэтому трагедия и кажется далекой и чужой.

С коронавирусом было примерно то же самое. Болеют в Китае – ну, да болеют, всё время там какие-то эпидемии. В Италии заболели – уже теплее, но все равно – где мы, а где Италия? Появились зараженные и у нас. Ну, так нечего было шляться по италиям. Среди наших знакомых все здоровы, больных показывают только по телевизору – значит, всё преувеличено и раздуто. Но теперь начали болеть люди, которых мы знаем. Лев Лещенко, Николай Губенко, Жанна Болотова и список, конечно, пополнится. Тот же Лещенко, к сожалению, еще несколько дней назад говорил, что ситуация создана искусственно и не стоит нагнетать, давал концерты, бывал на встречах, жал руки и обнимался с людьми, многие из которых сейчас уже нервно дергаются, потому что не могут не думать про заражение.

Я от души желаю Льву Валерьяновичу поправиться, правда! Он боевой мужчина и артист, но пример, увы, подал плохой. Благодаря ему беда стала нам понятнее, ближе – так мы и учимся на чужих ошибках, но хотелось бы все-таки, чтобы ошибок было поменьше. Поведение известных людей, авторитетов, кумиров важно для миллионов всех остальных. Вместо этой дурацкой кампании с артистами по поводу поправок, лучше бы эти же самые артисты показали, как правильно мыть руки, ей-богу! Что не надо шататься по городу без дела, облизывать поручни и унитазы, прости господи.

Было бы отлично, если бы не самые бедные наши певцы на свои деньги купили медицинскую технику, эти чертовы маски, которые на самом деле не защищают, но с которыми людям просто спокойнее. Футбольные фанаты сейчас покупают на свои деньги продукты и разносят их по домам старикам – отличное дело! А если бы пакеты с продуктами разносили не только фанаты, но и сами футболисты? Да, наверное, это будет немного показушно, но это всяко лучше, чем устраивать флешмоб, кто больше начеканит рулон туалетной бумаги.

Жизнь доказала, что знаменитости в точно такой же опасности, как и все остальные. Вот пусть покажут всем примеры достойного поведения. Людям это важно. Властям большого доверия нет. Власть – это не пример для подражания, она вообще живет в другой стране, на другой планете, даже если в администрации президента кто-то тоже заразился. А певцы, актеры, спортсмены – другое дело, мы их не только знаем, но и многих любим. Мы же еще не забываем постоянно говорить о своей особой духовности, что мы не такие, как где-то еще, что мы живем по-христиански. Самое время нашим звездам показать, в чем эта духовность, какие у нас скрепы и каким образцам нам надо следовать. Показать, что они не просто талантливые люди, но еще и граждане. Сейчас это правда важно.

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА НЕ ЗНАМЕНИТ

echo.msk.ru

Компьютерные игры — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 06.11.2019

В положении Рамиля Шамсутдинова, слава богу, оказывались среди нас единицы. Единицы – это если измерять масштабами всей страны и десятком миллионов ее жителей. А если в масштабах армии – то в таком положении люди оказываются сплошь и рядом. Кто-то терпит. Кто-то пытается наложить руки на себя. Кому-то это даже, к сожалению, удается. А кто-то берет автомат и как капусту крошит сослуживцев, превращая их уже в бывших сослуживцев и бывших людей.

Минус восемь человек. Как сказал какой-то очередной дурак из какого-то очередного объединения бездельников с очередным пафосным названием, «во всем виноваты компьютерные игры». Ага. Компьютерные игры, интернет и Америка. Мертвых похоронят, Шамсутдинова будут судить. Но каждый из нас в душе тоже судья и выносит свой приговор. И у меня свой приговор тоже есть.

Понять – да. Простить – нет. Понять человека, над которым издеваются, глумятся, унижают — я могу. Не дай бог, оказался бы на его месте, сам взял бы автомат и перестрелял эту сволоту. Но простить – невозможно. Потому что убийство – это убийство. Потому что даже если в стране нет нормального суда, самосуд ему не замена. К тому же сейчас выходит так, что из восьми убитых, над Шамсутдиновым издевались не все. А значит, погибли невиновные. Ты не Господь бог, чтобы решать, кому жить, а кому уже не стоит. Сейчас про дедовщину говорят меньше, чем в те времена, когда призыв был безальтернативный и на два года.

После сокращения срока службы, на какое-то время сломалась вся система армейских каст, с «дедами» и «духами». На смену дедовщине в классическом, еще советском смысле, пришел просто бандитизм. Раньше взять с солдата было нечего. А теперь есть и деньги, и телефоны. В армии процветают поборы. Офицеры грабят солдат. Просто старшие по званию и по должности грабят младших. Ни тебе патриотизма, ни тебе духовности – сплошной мир чистогана. Армия – это тоже зеркало общества. Наше общество жестоко и максимально цинично. Насилие в быту – это не эксклюзив. Но армия – закрытая территория. Где практически нет контроля, а безобразия почти никогда не выходят за пределы части.

Пожаловаться невозможно, добиться справедливости невозможно. Для унижений, грабежа, издевательств созданы отличные условия. Солдат заставляют служить вдали от дома, потому что так удобнее для армии, и это еще больше усугубляет. При таких раскладах удивляешься не тому, что какой-то солдат убил сослуживцев, а тому, что подобные вещи, слава богу, происходят не каждый день.

echo.msk.ru

Что делать? — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 02.08.2019

На один из главных философских вопросов русского народа ответ уже получен – «кто виноват?». Виноват вот тот парень, которому сломали ногу и его же во всём и обвинили. Виноват парень, который потрогал омоновца за шлем, нанеся ему нестерпимый физический и моральный ущерб, виноват тот парень, которого вообще не было в это время и в этом месте. С виноватыми проблем на Руси не было и не будет. А вот «что делать?» — это вопрос открытый. Полиции, Росгвардии проще. У них в принципе такая работа – бить людей. Росгвардию вообще создали конкретно с этой целью, и ни с какой больше. Несколько сотен тысяч нахлебников сидят у вас на шее, чтобы вас же по шее и колотить. Они с удовольствием встретят вас на несанкционированном шествии, потому что им не терпится применить полученные на учениях навыки. Как у спортсменов: хочется не только тренироваться, но и выступать. А тут «игры» — каждую неделю, как у футболистов. Задержали в прошлый раз 1400 человек, нет проблем задержать еще 1400 – да хоть 14000! Сложнее будет сотрудникам обезьянников и работникам судов. Даже если запихивать в десятиместные камеры по сто человек – места скоро закончатся, и даже если просто ставить печать на приговорах, не тратя ни минуты на изучения дела, все равно в сутках только 24 часа.

Но как быть протестующим? Их стало меньше ровно на то количество, которое уже посадили под замок. Встанут ли на их место новые? И какой смысл вкладывать в новую акцию? Будет ли она под лозунгом «за честные выборы» или под девизом «всех не переловите»? Это у полиции карательная работа, а у протестующих основное занятие совсем другое. Сама по себе борьба за выборы – бессмысленна, потому что выборы в России давно потеряли смысл. Вожаков не только не зарегистрируют, но и постепенно переловят – не так их и много, вожаков-то этих. Но тогда протест грозит перейти в другую фазу – гораздо более опасную для властей. Он перестанет быть организованным и превратится в стихийный, потому что некому будет подавать заявки на акции. Просто взяли и пришли. Как у Портоса: «Я дерусь, потому что дерусь». Избиения, аресты и нарочито нелепые обвинения ставят целью напугать. Напугать действительно можно. Но трудно заставить себя таким образом любить. Да, на улицы выходит сравнительно мало народу. 20-30 тысяч – это капля в море. Но это не значит, что остальные всем довольны. И вот такой скрытый протест, молчаливое презрение свалят нынешнюю власть куда вероятнее, чем несколько тысяч на площади. Советская власть рухнула в один момент потому, что миллионы граждан перестали уважать ее и начали презирать и смеяться. И с каждым новым разгоном и побоями этот расклад будет только усугубляться. Так что на самом деле росгвардейцы и ОМОН, нанося удары дубинками и ногами по прохожим, пинают от всей души свое начальство. Которое однажды прекрасно эти пинки на своих задницах прочувствует.

ОРЕХ В ТЕЛЕГРАМЕ

echo.msk.ru

Пожестче! Пожестче? — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 26.03.2020

Странная ситуация. Мы всё время говорим, что Путин строит авторитарный режим, закручивает гайки — всё запрещается, контролируется и так далее. В общем, никакой свободы – сплошные ограничения. И вот наступил момент, когда без ограничений не обойтись. Когда что-то придется закрывать, отменять и запрещать. А за что-то придется, к сожалению, наказывать.

Вообще-то демократия – это, в том числе, и система ограничений. И настоящая свобода – это, в том числе, система ограничений свободы. Вопрос только в том, насколько ограничения оправданы, разумны и достаточны. И если окажется, что наша теперешняя власть не сумеет справиться с пандемией, получится, что она даже жесткой быть не в состоянии. Я не стану спорить с президентом, что чем жестче принимаемые меры, тем меньше они продлятся. В принципе, это так. Но важно еще принять меры вовремя. Фактор времени важнее жесткости. Чем раньше вы осознаете опасность, тем мягче последствия. У нас сейчас есть две точки зрения. Что ситуация раздута и что положение в России гораздо лучше, чем во многих других странах. Действительно – лучше.

Но зачем доводить дело до того момента, когда будет также плохо или еще хуже? Это тот случай, когда в ответ на вопрос: «хотите как во Франции?», я честно скажу, что не хочу ни как во Франции, ни как в Италии или Испании. Ситуация кажется раздутой, потому что среди вас и ваших знакомых наверняка нет заразившихся. А когда ты с чем-то не сталкиваешься лично, то кажется, что проблемы как будто и не существует. Но вот уже коронавирус начали диагностировать у достаточно известных людей. Мы же все знаем, например, Льва Лещенко. И мы вдруг понимаем, что Лев Валерьянович не только народный артист, знаменитый, богатый, а еще и просто уже пожилой человек, как наши родители или бабушки с дедушками. И они могут заразиться точно также. Только внимания к ним такого приковано не будет.

В общем, как бы ни было досадно, но я уверен, что властям придется закрывать на тотальный карантин хотя бы Москву и область, как регионы, где идет самое большое перемещение народа и откуда зараза расползается по всей стране. Москву с областью надо закрывать как можно скорее! В конце концов, и в Китае и в Италии всё начиналось с нескольких десятков больных и разговоров о панике и о том, что всё раздуто. А учитывая масштаб нашей страны и отсталость медицины в регионах по сравнению со столицей, мы можем получить такую ситуацию, когда жесткость уже не поможет, а выплачивать стариковские надбавки за самоизоляцию будет некому.

ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА

echo.msk.ru

О, спорт, ты — стоп! — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 23.03.2020

Я болельщик, и для меня олимпиада – главное событие года. В любой другой ситуации отмена Игр стала бы для меня прямо настоящей драмой. Но что такое драма понимаешь, когда действительно видишь драму. Проводить в этом году Игры – нелепо. Это только кажется, что до их открытия еще полно времени. На самом деле времени практически не осталось. Даже если конкретно в Японии дело пошло на лад и жизнь вроде бы вот-вот начнет возвращаться в нормальное русло. Но вы расскажите сейчас про нормальную жизнь итальянцам. Или почти любому жителю Европы. Или в Штате Нью-Йорк поговорите сейчас про праздник мира и спорта.

Очевидно, что пандемия даже не дошла до пика. Это не японские Игры, а мировые. Туда должны приехать атлеты и туристы из двухсот стран. Это риск и для них и для самих японцев. При этом Олимпиаду нельзя просто взять и начать. Почти половина спортсменов в Токио еще даже не отобрались! То есть надо успеть провести соревнования, чтобы элементарно определить участников Игр! Когда? Где? В каком состоянии будут спортсмены, многие из которых фактически не тренируются уже несколько недель? Даже если формально пандемию удастся остановить, потребуется какое-то время, чтобы была гарантия, что не пойдет вторая волна заражения – ведь у сотен миллионов людей нет к ней иммунитета и вакцины пока тоже нет.

На данным момент отменены или перенесены на следующий год практически все крупные международные соревнования, в том числе Чемпионат Европы по футболу, который по масштабу не уступает Олимпиаде. Провести в таких условиях Олимпийские игры любой ценой – какой смысл? Тем более что каждый день все больше стран и международных федераций заявляют о невозможности своего участия.

Эти Игры уже точно не будут полноценными. Организаторы получат фактический бойкот – причем, впервые это будет бойкот не политический, а гуманитарный! Безусловно, организаторы потеряют деньги. Но кто сейчас не теряет денег, кроме разработчиков вакцины и торговцев медицинскими масками, гречкой и туалетной бумагой? Там, правда, есть тонкий момент. Дело в том, что олимпийская деревня в Токио – это жилой комплекс, квартиры в котором, начиная с осени уже распроданы. И если отложить всё, допустим на 2021 год, как поступили с европейским футбольным чемпионатом, то через год спортсменов в олимпийскую деревню уже не поселишь. Но ради решения квартирного вопроса, устраивать олимпиаду в любом составе, без зрителей будет идиотизмом. Или как теперь надо правильно говорить, «ковидиотизмом».

echo.msk.ru

Коллекционер — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 16.12.2019

Когда сажают — и сажают конкретно — человека, который был частью системы, я всегда удивляюсь. Система своих не бросает и держится за этих людей до последней возможности, потому что эта круговая порука еще как-то и позволяет системе существовать. Но при этом примеров, когда под суд пошли бывшие мэры, губернаторы, региональные министры – тоже накопилось немало.

Я нашел для себя два объяснения этому все равно странному для меня явлению. Во-первых, периодически надо бросать общественности кость. Общественность чувствует несправедливость, неравенство, понимает народ, что кругом воруют, что всякие чиновники и начальники – жулье через одного. Поэтому если совсем никого сажать не будут, народ очень сильно огорчится.

А, во-вторых, все ж мы люди. Блеск власти и близость денег иной раз затмевают нам разум, и мы просто выходим из берегов. И тогда надо посадить кого-то, чтобы другие не зарывались. Возможно, что в случае министра финансов Подмосковья Алексея Кузнецова сошлись оба этих фактора. Простое чтение биографии Алексея Викторовича напоминает книжку в мягкой обложке, которую не стыдно читать на пляже, а потом так же не зазорно выкинуть в помойку. Будучи в бегах, в международном розыске, Кузнецов шиковал не где-то, а, конечно, в Куршевеле. И не с кем-то, а с начальником ФСО и управделами президента. А как представишь себе питерских обывателей, которые шатались туда-сюда по Промзоне, даже не подозревая, что где-то тут за стенкой хранятся сундуки со старинными книгами, иконы, мебеля, десятки картин!

Из собрания министра Кузнецова оказалось не так просто устроить выставку похищенных шедевров. Потому что шедевров у него накопилось слишком много, для них проще было создать отдельный музей. Вот жулики жуликами, а не всё же покупать одни Бентли – тянет людей и к прекрасному, к пыльным фолиантам с «ятями» и полотнам Бурлюка. И супруга министра не может жить с незвучной фамилией Булах, она превращается в Буллок. Взять при этом имя Сандра почему-то постеснялась – хотя чего там мелочиться вроде бы. С какого-то момента в делах Алексея Кузнецова перестали фигурировать миллионы, и пошли одни сплошные миллиарды. Фирмы, подставные фирмы, непрерывная покупка и перепродажа акций по левым схемам, частные кредиты на бюджетные деньги.

Я удивляюсь, как эти люди сами не запутались и не забыли, кого надо кинуть, а кого, наоборот, подмазать и куда сегодня какую сумму перечислить. Азарт окончательно победил здравый смысл, и министр Кузнецов вышел за рамки разумно-достаточного воровства. Теперь он будет любоваться серыми пейзажами неволи, а мы наслаждаться его картинами, которые при других обстоятельствах могли и не посмотреть. При этом лично я не испытываю никакого злорадства. Потому что помню замечательную присказку: «всех не перевешаешь». Всех не пересажаешь. Кузнецов сядет, но сколько еще достойных посадки персонажей продолжат собирать живопись и букинистику. Россия – страна большая и богатая, миллиардов хватит на всех.

echo.msk.ru

Разочарование в политике — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 02.12.2019

Иной раз думаешь: а куда они все подевались? Братья Якеменко, Шлегель? Да вот же вам, к примеру, Шлегель. Немецкоподданный! Если верить, конечно, его новым соотечественникам. Так-то лично мне, в общем, всё равно, какое у кого гражданство. Мир большой, открытый, все люди братья, а Германию мы победили 75 лет назад и больше с ней не воюем. Тем более что Шлегель – не Иванов, какое-то корневое отношение к новой родине имеет. Но есть нюанс. Роберт Александрович имеет отношение не только к ФРГ, но и к знаменитому некогда гопническому движению «Наши». Движения как такового не было. Была группа граждан разной степени молодости, которая на казенные деньги занималась мракобесием и устраивала, в числе прочего, какие-то полуфашистские ритуалы с сожжением книг. Движение пропагандировало кремлевский патриотизм и капусту в бороде. А сам Шлегель был там пресс-секретарем и выпускал какие-то совершенно бесовские ролики и страшилки про Америку. Но проект этот его активные участники рассматривали как социальный лифт. Этот лифт поднял Роберта Шлегеля в Думу, где он блеснул несколькими инициативами со словами «запретить» и «ограничить». Не затерялся, иными словами, Шлегель в структурах взбесившегося принтера. А потом как-то потихоньку растворился и вот всплыл уже в Германии с германским паспортом, «разочаровавшись в политике» и став «обычным человеком». Когда карьера сделана, а капитал сколочен – почему бы и не разочароваться в политике? Почему бы не взглядам не «измениться сильно», когда прежние взгляды принесли тебе всё, о чем ты только мог мечтать в жизни – вплоть до германского паспорта. Заметьте, что именно эти люди учат нас любви к Отчизне, предостерегают от заграницы. Шлегель, защищавший наш интернет, теперь защищает информационную безопасность Германии. Ответьте на вопрос: у кого из российских чиновников и депутатов или членов их семей нет активов за рубежом, вида на жительство, имущества? Вы, пойдите, найдите еще такого! Это эксклюзив, в животном мире таких в Красную книгу вписывают. А большинство великолепно совмещает патриотизм с прелестями западного образа жизни. У нас три четверти россиян даже заграничного паспорта не имеют, не то, что иностранного гражданства. А из тех, кто имеют, далеко не все загранпаспортом пользовались. У миллионов россиян просто нет выбора, куда поехать и где жить. А у Шлегеля выбор есть, и он его сделал. И не было бы в этом выборе ничего греховного, если бы всю предыдущую свою публичную жизнь он не построил на неприязни к загранице. И пока вы уши развесили и трепещите от их пугалок, они связывают свою судьбу и судьбу своих детей с логовом ими же придуманного врага.

echo.msk.ru

Бунт науки — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 15.11.2019

Не поймешь этих ученых. Сидите, так сказать, разлагаете молекулы на атомы, забыв, что разлагается картофель на полях. То выберут в академики каких-то странных алхимиков, а то единогласно осудят силовые операции против ученых. Между прочим, история крутая. Наука полностью зависит от государства.

Живет на государственные деньги – точнее, на государственные подачки. Деньги дают тем, кто строит нелетающие ракеты и неработающий космодром. А наука получает чаевые. Пикни чего поперек властей – вообще шиш чего получишь. Будешь вместо суперкомпьютеров на контурных картах работать и еще спасибо скажешь. И я даже не удивляюсь, что деятели науки занимаются плагиатом и шарлатанством – надо же как-то крутиться в условиях вторичности своего существования.

И вот эти забитые, униженные, в массе своей не очень уже и юные господа и дамы единогласно – единогласно! – осуждают безобразия, которые устроили во время следственных действий в ФИАН люди в погонах. Люди, у которых по ощущениям из образования три класса и коридор. Но никаких противоречий нет и причина бунта проста. Потому что ученые, академики и профессора на своей шкуре почувствовали каково это – общаться с «вежливыми людьми». Это не абстрактные формулы и периодические таблицы. Это к тебе ни за что ни про что приходят наглые, злобные ребята, которым плевать на все твои интеллигентские рефлексии, у которых задание вывернуть всё и вытряхнуть. Эти люди хотят, чтобы вы их боялись, чтобы один вид человека с ружьем вызывал у вас трепет и ужас. Это чувство противно любому нормальному человеку. Но пока ты не испытал его на себе, ты не поймешь, о чем речь. Ученые испытали – и им не понравилось. А что проголосовали единогласно – так даже лучше. Всех не перевешаешь.

Государство обнаглело. Силовики распустились. «Дети – вы хозяева лагеря». Они считают нашу страну лагерем, а себя его хозяевами. И всё, что остается обитателям лагеря – это не молчать. Но природа советского человека такова, что пока лично ему не дадут по башке или по жопе, он ничего делать не станет. Поэтому даже хорошо, что в научный институт пришли с оружием. Для работников науки репрессии сразу перестали быть абстракцией. В идеале было бы полезно, чтобы с обысками и с автоматами пришли вообще ко всем.

Дошли до самого отдаленного поселка, самой захудалой избы. Силовикам только в радость будет – это их любимое занятие. Зато граждане прочувствуют, в какой сладостной стране проживают и что здесь почем. Академикам же пожелаем если не новых, то хоть каких-нибудь научных свершений. Когда все деньги ушли на разработку танка с безлюдной башней, всякое открытие российских ученых можно считать прорывом. А если у них над душой не будет стоять автоматчик – вообще получается не хуже Оксфорда или Кремниевой долины. ТЕЛЕГРАМ ОРЕХА – НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ

echo.msk.ru

Трамп – наш-2 — Антон Орехъ — Реплика Ореха — Эхо Москвы, 21.02.2020

Как время-то бежит! Вроде совсем недавно мы ликовали. Казалось, еще вчера наши товарищи аплодировали избранию Трампа в Думе, вставая со стульев. А другие товарищи и подруги намеревались гонять по городу с американским флагом на автомобилях, на которые, небось, были наклеены картинки «Обама-ЧМО».

Мы сами придумали удивительную сказку, что Дональд Трамп – наш президент. Что став хозяином Белого Дома, этот эксцентрик станет отстаивать не чьи-то, а именно наши, российские интересы. Мы сочинили эту сказку и сами же в свое фентэзи поверили. Потом в это поверили и сами американцы и долго и нудно пытались доказать, что русское вмешательство в выборы и привело Трампа к победе. Доказать, к слову, так и не смогли. А чуть не погорел Дональд вообще на другом, неудачно поговорив по телефону с Зеленским.

Для Америки русское вмешательство было унизительно. Не сам факт вмешательства, а вера в него. Потому что тогда надо признать, что главную супердержаву планеты смогли объегорить какие-то пригожинские тролли или кто там в компьютерах ковырялся? А для нас всё и вовсе закончилось стыдно. Потому что довольно быстро выяснилось, что никакой Трамп не наш. Что он вообще сам по себе. И что даже интересы Штатов он блюдет не в первую очередь, а про Россию вообще не думает. Что и требовалось доказать. А наши ожидания – это, как сказал, классик, наши проблемы.

Но прошло время. Прошло, как всегда быстро. Америка – не Россия. Там выборы – это прямо выборы, а не бутерброды на избирательном участке. И власть в Штатах меняется несколько чаще, чем у нас. Но раз уже невозможно сделать, как мы привыкли у себя, так хоть пусть Дональд Трамп поуправляет Штатами хотя бы еще один срок. Как-то так вышло, что лучше него кандидата мы не нашли. Этот старый конь не испортит нашей борозды. И уж всяко лучше какого-нибудь Байдена.

Но, пускай так и будет. Людям нравятся сериалы, и они снова поглядят на любимый ситком, в котором русские продвигают забавного мужика в президенты и забавный мужик снова побеждает. Положа руку на сердце, а вообще ничего страшного в этом не вижу. Нет у меня моральных сомнений. Нет ничего ужасного в том, чтобы болеть за кандидата, который нам нравится. И помогать этому кандидату. В белых перчатках политику никто и никогда не делал. На интересы американцев нам плевать. Нам наши интересы важнее. Так что будем помогать Трампу снова. Смущает меня только один момент. А мы точно понимаем, какие у нас интересы? Мы точно знаем, что именно Трамп лучше всего сможет их отстаивать? И в чем вообще заключаются интересы России. Этот вопрос намного важнее того, победит в США Трамп или кто-то другой.

echo.msk.ru


Смотрите также